Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Волны под огненным шаром

Азалия Азнабаева,

«Артек», III Международный юношеский Медиафорум-2017

 

Как здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах. И еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине.



Для каждого «Артек» прекрасен по-своему. Кому-то нравится природа, кому-то общение, получение новых знаний, опыта. Важное для меня – это природа. С самого первого взгляда она завораживает. Могучие горы, волнующие волны Черного моря, чистый запах, оставляющий соль на губах.


Когда я узнала, что отправлюсь в «Артек», у меня были запутанные мысли. А вдруг не смогу слиться с отрядом, вдруг буду стесняться или мне станет не интересно… Однажды мне один человек сказал: «В «Артек» стоит съездить, даже только ради того, чтобы подышать там крымским воздухом, насладиться морем». Именно с этими словами я поехала в этот уголок мира.



Мне повезло. Я живу в комнате, где окна выходят на море. Это фантастическая красота. Утром ты можешь наблюдать за розовато-голубыми облаками, которые озаряют все волны. Вода становится лазурной, а вдали отсвечивает нежно-синим цветом. А уже вечером совсем другая картина. Большой огненный шар охватывает все волны, и море начинает бушевать, злиться.


Смотря на эти пейзажи, я прокручиваю все воспоминания. Первые встречи, друзья, общение, игры на гитаре, мероприятия. У меня есть маленький секрет. Это книжка, в которой хранятся самые яркие воспоминания. Возможно, когда-то я смогу вновь ощутить все эти эмоции, прочитав её.

С артековским пейзажем сливаются очень яркие мгновения моей жизни. Надеюсь, в будущем я смогу приехать ещё раз. Просто посидеть... Вспомнить… Подумать...



Я очень благодарна, что смогла посетить это волшебное место. «Артек», ты останешься навсегда в моём сердце.

 

ЯШМА ДЛЯ СЕСТРЁНКИ

Пётр Тимофеев,

командир взвода в клубе «Патриоты России», г. Гай



Ребята из нашего взвода разъехались, кто-то в лагерь, кто-то в деревню… Пашка на днях вместе с отцом отправился в рейс (отец у него дальнобойщик). А мне нужно ухаживать за сестрёнкой. Поэтому отлучаться далеко от дома я не могу.


Но у нас и здесь, рядом с домом, есть что посмотреть. Когда в клубе «Патриоты России» был спортивный лагерь, мы ходили в поход в Ишкиновские горы. Это часть Уральских гор, самая южная. Горы сильно разрушены – и на поверхности можно найти образцы многих интересных минералов.


Еще одна горная гряда тянется за поселком Калиновка. Это совсем рядом с Гаем.


Пока ребята из взвода отдыхают, я решил съездить на разведку в Калиновский яшмовый карьер.



Месторождение калиновской яшмы – недалеко от всемирно известной горы Полковник, где вот уже много десятилетий добывают орскую пестроцветную яшму. В Орске яшма пестроцветная, а в Калиновке – однотонная, вишневая и сургучная.  Но тоже очень красивая.



Из калиновской яшмы делают разные художественные изделия.



Правда, промышленная разработка яшм здесь уже прекратилась. Добытчики камня после себя навели порядок – провели рекультивацию горного склона. Расчистили родники, запрудили ручейки, и получилось  озеро, которое уже поросло рогозом. На воде расцветают кувшинки.



Во время восстановления природы один из карьеров камнедобытчики не стали засыпать, оставили открытым, чтобы можно было увидеть, как залегают в земле слои яшмы. Получился очень интересный туристский объект. Мы сюда с нашим взводом обязательно придем.



А вообще, по-моему, сюда нужно водить школьные экскурсии. И всем показывать, что природу можно не только грабить, выкачивая из неё все богатства. Но можно и ответственно относиться: восстанавливать, залечивать те шрамы, которые были нанесены природе во время добычи полезных ископаемых. Рекультивация Калиновского яшмового карьера – хороший пример такой заботы.


На экскурсию в Калиновский карьер я брал с собой свою маленькую сестрёнку.



Ей нелегко. Она не может самостоятельно двигаться, поэтому у ней не так много ярких впечатлений. Но во время экскурсии она увидела много нового. Я показал ей самые красивые камни.

 

ЗАЯЧЬЕ МЕСТО

Юрий Шинкаренко


Паша спросил: «А куда мы собственно идем?». Саша тоже ждал ответа.


Я ткнул пальцем в сторону горизонта и неопределенно сказал: «Вон туда…».



Там, куда я показал, вдруг проявилась из морозной дымки, из солнечных бликов, из теней под снежными волнами светло-желтая полоса рогоза и камыша. Это был исток степной речушки. Ещё там виднелись кусты… Четыре, нет пять кустов барбариса.


– К кустам, – ответил я Паше и Саше. – К пяти кустам. К пяти кустам барбариса.


Если бы я помнил латинское название этого морозоустойчивого кустарника, сбежавшего из чьей-то декоративной живой изгороди и расплодившегося по всей степи – я бы и латинское имя вставил! Для пущей выразительности.


Но я не помнил. И поэтому мое определение цели прозвучало, думаю, вяловато.


По крайней мере, Паша, который давно порывался повернуть назад, ссылаясь на то, что ему продуло ухо этим «бешеным ветром» в степи, – он иронично переспросил:


– Почему к кустам барбариса? Почему к пяти? – в Пашкином голосе созревал бунт. Мол, пора назад, на базу!


– Почему… к пяти… кустам… барбариса? – переспросил я, оттягивая ответ.


Действительно, почему? Что за статика? Никакого движения! Никаких «терроров» и «контров»! Никакого оружия! Ни одного «слонобоя», ни одной «береттки»! Мир, где бесполезны самые лучшие читы! Где кругом одни снега и где незатейливо щетинятся над горизонтом пять колючих кустов!


Скорее, скорее отсюда! В яркий динамичный мир игры! В звуки «беретток», в краски и алые отсветы от пламени «слонобоя»! Туда, где есть тысячи способов прихватить себе пару самых действенных читов и с их помощью поставить мир терроров с ног на голову!


– Ну, это не совсем «Пять кустов», – тянул я. – Это просто ориентир. А идем мы… Идем… В Заячье место! Самое заячье на свете Заячье место!


Паша отнял руку от своего уха. Саша встрепенулся. Это был не коренной перелом, но маленькая надежда на победу. Вот что значит хорошее название: «Заячье место»! Я бросился развивать успех.


– Там зайцы, – врал я без зазрения совести. – Сплошные зайцы. У них там, говоря языком геймеров, база. Побегают, побегают по полям – и в камыши! Там роднички бьют. Там сугробы удобные, чтобы спрятаться. Там барбарис, в конце концов! Целых пять кустов!


Не давая попутчикам опомниться, я ринулся вперед.


Вскоре Заячье место выступило из-за горизонта во всей своей красе.


Спали под снегом камыши и «гранаты» рогоза. Тихо мерцала в овражке незамерзающая лужица родника. Синели тени под гребнями снежных волн. Вымороженные ягодки барбариса, словно повинуясь какому-то неведомому генералу, выбелились до маскцвета. Они слились с белоснежными просторами окрестностей.


Здесь всё было целостностью зимней природы! Вся полнота зимнего счастья!


Только зайцев не было! Ни одного следочка!..



Подъехали ребята.


Саша протянул руку к ягодам барбариса и строго спросил:


– А где зайцы?


Я снова начал вглядываться в снежную целину. Ни отпечаточка!


– Может там, – я решительно двинулся вдоль спящего речного русла. И вдруг!... Не поверите. Я увидел следы.


Выдавать их за заячьи было бы великой наглостью! Следы принадлежали явно кому-то из собачьего племени. Вдобавок они демонстративно тянулись в сторону коттеджного поселка и скрывались в одном из дворов.


Но меня это уже не смущало!



– Вот след! – гордо сказал я, будто сам сотворил его в безживной степи. – Вот он, родной!


– Заячьий, что ли? – насмешливо спросил Павел.


– Ты чего! Какой заячий! Зайца от лисы не можешь отличить! Лиса это! Повадилась на Заячье место! Всех зайцев распугала!


Паша призадумался, пытаясь отыскать логический изъян в моих выводах. Но логика была безупречной. Лиса – распуганные зайцы – запустение Заячьего места!


– Зайцев нет, – съехидничал Павел, зато кусты! Целых пять кустов! Пять кустов барбариса!


– Ну да, – невинно сказал я. – И камыши!


– И рогоз!.. – внезапно поддержал меня Санёк.



Он присел на корточки перед початком рогоза. Початок тоже вымерз, был белесым, мимикрировал в тон степи.


Саня раскопал снег вокруг него, вытянул из сугроба вместе со стеблем. И размахнувшись, шлепнул початком по Пашкиной спине. Потом взорвал в воздухе еще одну «гранату».



Над землей взвились тысячи «парашютиков», похожих на одуванчиковые. Они медленно оседали на снег, на наши куртки и штаны, цепко цепляясь за ткань.


Павел тоже выдернул себе рогозовую «гранату».



А Санёк снял лыжи.


И началось!


Это был такой «контр страйк», что снега ходуном ходили, а склоны сугробов, словно пороховым пеплом, покрылись ворсистым налетом от «камышин».



Всё это было плотно, осязаемо, всё можно было почувствовать, потрогать: и клок мягкой шерсти рогоза, и нагретый солнцем лыжный носок, и холодную остекленевшую выемку «лисьего» следа, и пальцы друг друга, вынутые из жарких перчаток…


«Заячье место» дарило нам полузабытые ощущения полной, подлинной естественности, неделимой с виртуальным миром.

И ради этого стоило выбираться из-за компьютерного стола, тащить на себе лыжи, брести через нескончаемое снежное поле и сочинять небылицы про заячьи следы.


Вот такой КонтрСтрайк на свежем воздухе!

К ВЕРШИНАМ – ВСЕГДА ТРУДНО

София Чуракова, г. Ижевск,
участница Первого международного медиафорума в Артеке



Этим летом мы с мамой ездили в Сочи. Там есть курорт «Роза Хутор».


Как-то мы решили подняться в горы на подъёмнике. На этой канатной дороге – четыре станции. Самая последняя – уже на вершине горы. Когда мы поднимались от первой станции – это было нестрашно. Мы любовались красивой природой, и всё было замечательно.


Когда мы двинулись вверх от второй станции – тоже всё было круто. Но уже становилось прохладно.




А когда мы к третьей станции поднимались – стало очень холодно.


И вот мы поднимаемся… Уже прошли полпути!


Вдруг кабина как дёрнется! И свет в ней гаснет!


Кабина остановилась. Мы не понимали, что происходит. Я начала паниковать, думала, вообще сейчас всё плохо будет. Но свет опять включился, и мы начали подниматься дальше.


Поднялись. Решили, что надо б уж и до вершины добраться.


Сели на очередной подъёмник. Снова двинулись вверх.


Стало очень холодно! Там уже везде лежал снег. Дул очень сильный ветер: нашу кабинку так мотало!


Мы поднялись, а по приёмнику администрация «канатки» объявила, что четвёртая дорожка закрывается (а мы ехали как раз на четвёртой дорожке!).


Думаем: «Офигеть! Сейчас она закроется, и нас здесь оставят!».


Но ладно: нас не оставили, нас подняли наверх.


Мы выходим. А там – ливень!


Нас инструктор быстро повёл в какое-то помещение. Оказалось, ресторан. Нам предложили посидеть здесь, пока шторм утихнет.


Мы там сидели-сидели… Не было никакой информации, что происходит. У меня стали появляться странные мысли. Я уже представляла, что мы в каком-то жутком фильме, в котором люди застревают в горах и вдруг сталкиваются с чем-то ранее неизведанным.


Мы просидели там сорок минут. Потом ливень закончился. Ветер стал тише. Вновь появилось солнце. И мы все отправились обратно.

Фото подъемников отсюда: http://roza-khutor-hotels.ru/lifts/

В РОЛИ РАССВЕТА – СОЛНЕЧНЫЙ РАССВЕТ

Евгений Глебов, 15 лет, г. Гай Оренбургской области


Как-то поздно вечером решили с ребятами сходить ко Дворцу спорта, на открытый стадион.


Пришли, расселись на трибунах. Сидели, разговаривали о своём. Потом я случайно взглянул на небо и увидел красивый пейзаж. Была очень светлая луна, она освещала больше половины неба и верхушки карагачей. Мне захотелось сфотографировать луну и облака на фоне луны.


Но не удалось передать всю красоту: камера на телефоне плохая. Получилось только так...



Тогда я переключился на закат. Небо было очень красивое, с оттенками розового. И это более-менее удалось зафиксировать на снимке.



Рассматривание неба, фиксация его света и красок так меня увлекла, что я не спал всю ночь, дождался рассвета и попытался всё это заснять.


Вот ещё один мой скромный опыт.



Фотографирование состояний неба оказалось увлекательным делом. Ведь небо не бывает одинаковым, меняется каждую минуту.


Захотелось съездить куда-нибудь подальше от Гая, в степь, взобраться на холм или на какую-нибудь возвышенность и сфотографировать рассвет там, где ничего не мешает – ни дома, ни провода, ни деревья.


У меня дома есть видеокамера с хорошим разрешением. И я хочу попробовать снять видео, где главный герой – солнечный рассвет.