Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

ВПЕРВЫЕ В СПАЛЬНИКЕ

Кирилл Койнов,

г. Верхняя Салда



 

В Верхнесалдинском городском округе Свердловской области есть деревня Нелоба. Она названа так в честь речки Нелобки, что протекает в этих местах. Именно здесь состоялся туристический слёт, в котором приняли участие педагоги и воспитанники Общеобразовательной школы-интерната среднего общего образования № 17 «Юные спасатели МЧС», а также воспитанники Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних.


В первый день команды ставили палатки, навес для кухни, оборудовали скалодром. Когда лагерь подготовили, занялись приготовлением еды. На кухне требовалась помощь. Её выполняли дневальные – люди, которые носят воду, готовят пищу, следят за костром, моют и чистят котлы. Дневальные назначались по порядку  палаткок.


Сам же я впервые был на турслёте, и мне все казалось важным и интересным. Первым делом я побывал на скалодроме. Это было захватывающе, увлекательно, душераздирающе и капельку опасно. Но благодаря надежной страховке чувствовал себя в полной безопасности. День пролетел быстро.



Вечером после первого ужина все пошли на ночную дискотеку. Было классно и круто. Те, кто оставались у костра, – пели песни или мирно беседовали о своём, о жизни.


Отбой –  в час ночи. Я впервые спал в спальнике, в палатке, без родителей, где-то в лесу… Что снилось, не помню. Но было хорошо и спокойно. А утром – подъём, зарядка, турэстафета со множеством препятствий, которые надо преодолеть командам: переправы, перевязка раненого, катамаран, скалодром…. Интеллектуальные задания совместили с проверкой туристских навыков. Эстафета проходила быстро, так как команды были готовы к заданию: некоторые ребята приезжают уже не первый раз. Так как команды формировались заранее, я не смог в них участвовать, поэтому смотрел со стороны. А ещё нашел себе занятие по душе – занял должность кострового: мне нравится возиться у костра.


Разумеется, на поляну приехали ребята с разными характерами. Находились те, кто не слушался старших. Наказанием за непослушание, сквернословие и самоуправство служило отжимание. За проступок ты будешь отжиматься столько, сколько скажут. И нарушители беспрекословно отжимались, казалось, им это даже нравится.


И снова вечер, костёр, разбор полётов, отбой.


Когда я вернулся с турслёта, достал фотоаппарат и стал пересматривать фотки. Почему? Да потому что турслёт зацепил меня.



Мне понравилась жизнь на природе. Она так сильно отличается от той, которой я сейчас живу. Где бы хотел жить: там или тут? Конечно тут, наверное, верх берёт обычная привычка. Но, время от времени мне непременно хотелось бы возвращаться туда, в лес, к костру. Этот костёр, словно зов дальних-дальних предков, зовет и манит – следуй за мной!


В следующем году я постараюсь снова быть в лагере туристов, а может смогу попасть в команду, чтобы испытать новые ощущения, проверить себя. Я даже поймал себя на мысли, что когда ем кашу, то мне не хватает запаха дымка.


Я понял, что открыл для себя новый мир, мир, параллельный моему. И эти параллельные миры пересекаются. Было бы желание.

 

АУЛГАНСКОЕ УЩЕЛЬЕ ПРОСНУЛОСЬ

Юрий Васильев, Оренбургская область

 

В майские праздники участники туристско-краеведческого сообщества г. Гая Оренбургской области отправились на велосипедах в Аулганское ущелье.



Аулганское ущелье – памятник природы Оренбургской области. 



Здесь когда-то (около 4 тысячелетий назад) обитало индо-иранское племя рудокопов. Они добывали и плавили медь. От тех времен остались  древние карьеры.


Ещё здесь – потухший вулкан девонского периода. Когда он действовал, разбрасывал по окрестностям комья вулканической грязи – «бомбочки». Их до сих пор можно увидеть на склонах холмов.  



А рядом с вулканом плескалась лагуна. Поэтому здесь есть  выходы известняка с отпечатками древних раковин, а также с «портретами» доисторических растений.  


Нынешняя же флора  в эти дни переживает свои самые счастливые часы – цветение!  

    


Ребята взяли с собой геологические молотки и увеличительные стёкла. Но поскольку Ауланганское ущелье – особо охраняемая территория, то с молотком можно только фотографироваться.  Например, вот на этих выходах кремнисто-терригенных пород силура и нижнего-среднего девона.



Поработать же молотком удалось на отвалах вскрышных пород Гайского ГОКа (это по пути к Аулгану). Здесь можно рассмотреть много интересных минералов. Например, кристаллы кварца…



…или глыбу змеевика с включениями, похожими на нефрит.


Сезон весенне-летних экспедиций открыт, и природа Оренбуржья готова раскрыть тайны своей жизни. А отдельные ее представители не прочь пообщаться с молодёжью…



До новых встреч, Аулганское ущелье!


 

 

ЗАЯЧЬЕ МЕСТО

Юрий Шинкаренко


Паша спросил: «А куда мы собственно идем?». Саша тоже ждал ответа.


Я ткнул пальцем в сторону горизонта и неопределенно сказал: «Вон туда…».



Там, куда я показал, вдруг проявилась из морозной дымки, из солнечных бликов, из теней под снежными волнами светло-желтая полоса рогоза и камыша. Это был исток степной речушки. Ещё там виднелись кусты… Четыре, нет пять кустов барбариса.


– К кустам, – ответил я Паше и Саше. – К пяти кустам. К пяти кустам барбариса.


Если бы я помнил латинское название этого морозоустойчивого кустарника, сбежавшего из чьей-то декоративной живой изгороди и расплодившегося по всей степи – я бы и латинское имя вставил! Для пущей выразительности.


Но я не помнил. И поэтому мое определение цели прозвучало, думаю, вяловато.


По крайней мере, Паша, который давно порывался повернуть назад, ссылаясь на то, что ему продуло ухо этим «бешеным ветром» в степи, – он иронично переспросил:


– Почему к кустам барбариса? Почему к пяти? – в Пашкином голосе созревал бунт. Мол, пора назад, на базу!


– Почему… к пяти… кустам… барбариса? – переспросил я, оттягивая ответ.


Действительно, почему? Что за статика? Никакого движения! Никаких «терроров» и «контров»! Никакого оружия! Ни одного «слонобоя», ни одной «береттки»! Мир, где бесполезны самые лучшие читы! Где кругом одни снега и где незатейливо щетинятся над горизонтом пять колючих кустов!


Скорее, скорее отсюда! В яркий динамичный мир игры! В звуки «беретток», в краски и алые отсветы от пламени «слонобоя»! Туда, где есть тысячи способов прихватить себе пару самых действенных читов и с их помощью поставить мир терроров с ног на голову!


– Ну, это не совсем «Пять кустов», – тянул я. – Это просто ориентир. А идем мы… Идем… В Заячье место! Самое заячье на свете Заячье место!


Паша отнял руку от своего уха. Саша встрепенулся. Это был не коренной перелом, но маленькая надежда на победу. Вот что значит хорошее название: «Заячье место»! Я бросился развивать успех.


– Там зайцы, – врал я без зазрения совести. – Сплошные зайцы. У них там, говоря языком геймеров, база. Побегают, побегают по полям – и в камыши! Там роднички бьют. Там сугробы удобные, чтобы спрятаться. Там барбарис, в конце концов! Целых пять кустов!


Не давая попутчикам опомниться, я ринулся вперед.


Вскоре Заячье место выступило из-за горизонта во всей своей красе.


Спали под снегом камыши и «гранаты» рогоза. Тихо мерцала в овражке незамерзающая лужица родника. Синели тени под гребнями снежных волн. Вымороженные ягодки барбариса, словно повинуясь какому-то неведомому генералу, выбелились до маскцвета. Они слились с белоснежными просторами окрестностей.


Здесь всё было целостностью зимней природы! Вся полнота зимнего счастья!


Только зайцев не было! Ни одного следочка!..



Подъехали ребята.


Саша протянул руку к ягодам барбариса и строго спросил:


– А где зайцы?


Я снова начал вглядываться в снежную целину. Ни отпечаточка!


– Может там, – я решительно двинулся вдоль спящего речного русла. И вдруг!... Не поверите. Я увидел следы.


Выдавать их за заячьи было бы великой наглостью! Следы принадлежали явно кому-то из собачьего племени. Вдобавок они демонстративно тянулись в сторону коттеджного поселка и скрывались в одном из дворов.


Но меня это уже не смущало!



– Вот след! – гордо сказал я, будто сам сотворил его в безживной степи. – Вот он, родной!


– Заячьий, что ли? – насмешливо спросил Павел.


– Ты чего! Какой заячий! Зайца от лисы не можешь отличить! Лиса это! Повадилась на Заячье место! Всех зайцев распугала!


Паша призадумался, пытаясь отыскать логический изъян в моих выводах. Но логика была безупречной. Лиса – распуганные зайцы – запустение Заячьего места!


– Зайцев нет, – съехидничал Павел, зато кусты! Целых пять кустов! Пять кустов барбариса!


– Ну да, – невинно сказал я. – И камыши!


– И рогоз!.. – внезапно поддержал меня Санёк.



Он присел на корточки перед початком рогоза. Початок тоже вымерз, был белесым, мимикрировал в тон степи.


Саня раскопал снег вокруг него, вытянул из сугроба вместе со стеблем. И размахнувшись, шлепнул початком по Пашкиной спине. Потом взорвал в воздухе еще одну «гранату».



Над землей взвились тысячи «парашютиков», похожих на одуванчиковые. Они медленно оседали на снег, на наши куртки и штаны, цепко цепляясь за ткань.


Павел тоже выдернул себе рогозовую «гранату».



А Санёк снял лыжи.


И началось!


Это был такой «контр страйк», что снега ходуном ходили, а склоны сугробов, словно пороховым пеплом, покрылись ворсистым налетом от «камышин».



Всё это было плотно, осязаемо, всё можно было почувствовать, потрогать: и клок мягкой шерсти рогоза, и нагретый солнцем лыжный носок, и холодную остекленевшую выемку «лисьего» следа, и пальцы друг друга, вынутые из жарких перчаток…


«Заячье место» дарило нам полузабытые ощущения полной, подлинной естественности, неделимой с виртуальным миром.

И ради этого стоило выбираться из-за компьютерного стола, тащить на себе лыжи, брести через нескончаемое снежное поле и сочинять небылицы про заячьи следы.


Вот такой КонтрСтрайк на свежем воздухе!

ТОРТ, РЕБЯТА И ГОРА

Максим Махмутов


Началась эта история с вечного вопроса перед собственным днём рождения: «Что бы такого выдумать?». Я задавался им, задавался, и внезапно меня осенило: можно совместить своё увлечение туризмом и желание сделать что-то необычное в собственный праздник.


Я предложил друзьям  совершить в этот день с утра пораньше восхождение на самую высокую точку в районе Екатеринбурга – гору Волчиха. Конечно, по меркам вершин она весьма низкая (330 метров над уровнем моря), но для того, чтобы прогуляться и ощутить дух похода, вполне, как мне показалось, достаточно.


Встреча была назначена на 7-20 утра. Нас набралось шестеро смельчаков. Шесть смельчаков и… торт. Мне впервые в жизни подарили торт, собственноручно сделанный торт! Из коржей, бананов и сгущенки. И он отправился с нами в поход. Мне очень нравятся такие вещи, когда всё необычно: необычная затея, необычные ситуации и этой необычностью, как коржи сгущёнкой,  пропитывается весь день. Это здорово! Я ещё долго буду в восторге от воспоминаний. Но вернемся к путешествию.


Итак, мы доехали до нужной станции и в 9 часов утра уже прикидывали, как нам добраться до горы. Началась пешая часть приключения. Очень живописные места, много разговоров, много фотографирования, смеха. По пути встречается немало садов, вообще места очень популярны в силу доступности.


Добрались до вершины мы часа через два. Вид сверху открывается просто завораживающий.
Как я говорил, гора не высокая по общим меркам, но вокруг на многие километры выше нет ничего. И вид открывается просто волшебный! Стоишь как будто на вершине мира. Очень впечатляет, что не видно края горизонта,  небо и земля с городками, полями и лесами сходятся в одну линию где-то далеко.


В такие моменты душа наполняется безмятежностью, вдохновением в чистом виде, хочется дышать глубже, больше делать и, конечно, подняться выше и выше! А ещё, как видно, начинает пробивать на  философию…



На вершине мы разбили лагерь, наконец-то вынули торт, который бережно был доставлен на вершину (не пострадал!), разожгли костер и приступили наконец к застолью. Путь наверх был окончен, виды оценены, пора было подумать и о питании насущном. Конечно же, никогда всё не бывает безупречным, поэтому выяснилось: я благополучно оставил заварку в городе. Но мы не расстроились: отправились на поиски ягод и всего, что можно было бы использовать вместо чая.


Через полчаса в котелке готовился крайне полезный и дразнящий обоняние коктейль из черники, рябины и шиповника. Очень вкусно получилось, гораздо круче чая! Было сделано памятное фото с тортом и участниками на вершине. Потом – кульминация! – торт был съеден. После еды все расслабились, подобрели окончательно, и тепло из нашего «лагеря» разносилось по всей горе.


Чуть позже над Волчихой широко разнеслись детские крики, смех и беспокойные возгласы взрослых, пытающихся остановить вездесущих маленьких туристов. Это к нашей стоянке подвалил поход выходного дня, организованный для детей. Ребятам было, в основном, лет по десять. Они нахлынули на нас, как огромная лавина: лазили по скалам, носились друг за другом, на кого то ругались родители.


Моментально в центре большой поляны возник ещё один костер. И вся эта группа малышни с родителями принялась жарить сосиски и хлеб. Очень захватывающее своей энергией зрелище! Все произошло в один миг, была тишина, скалы и гармония, а буквально через пару минут – везде дети, костер, шум. В воздухе – запах сосисок, смех и дикая радость сорока с лишним детей, поднявшихся на вершину мира около Нашего города.


Позже мы с товарищем сидели на скалах, глядели на Ревду, её окрестности и Московский тракт, и думали о том, как ЗДОРОВО.


Конечно, на этом путешествие не кончилось, позже мы ушли с места стоянки и пошли на вторую сопку, где основная масса трасс горнолыжного комплекса. Шли через лес и холмы на станцию Флюс, ехали домой, смеялись, обсуждали, спорили. Но это, как говорится, другая история.


Как итог хочу оставить пожелание тем, кто задумывается о чём-то схожем на свой праздник: если вы ещё такого не делали – значит, вам туда!


Это может оказаться неудобно, мокро, сложно, местами страшно, но именно поэтому такое времяпровождение вы будете вспоминать с упоением и радостью.