Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Продаётся домик в Сугробихе

Из окна – отличный вид на жёлтые клёны и багряные рябины парка. Клёны и рябины умеют петь свои народные песни.   Виден также Тысячелетний тополь. На нём живут бумажные самолётики.


Зимой мимо окна пробегает фиолетовая лыжня (поутру она  розовая, тёмно-вишневая – к вечеру). Видны Лизунцы, к которым сбегает лыжня. Лизунцы  – это глыбы каменной соли, облизанные коровами до высокохудожественного состояния и отражающие закат. До Лизунцов можно добраться на сугробихинском метро, прямо под сугробами (спросить у Антона Овёсыча станцию «Лизунцы»).


Есть баня. Весной она служит пристанью в голубой лагуне Огородного моря. На плоскодонке можно совершать небольшие познавательные путешествия по деревне.


В начале лета из двора виден Шипучий овраг и доносится запах черёмухи.


И, конечно, звёзды! Круглый год! Крупные, отборные…




Соседи – добрые, мечтательные. С удовольствием подхватывают любые сногсшибательные идеи.

Домик в Сугробихе – всегда в центре невероятных деревенских событий и праздников.


 

Продаётся недорого. Обращаться:


Ридеро.Ру (печатная версия – 329 руб., электронная версия – 140 руб.).

amazon.com (электронная версия – $2,84).

ЛитРес.Ру (электронная версия – 140 руб.)

ozon.ru (печатная версия – 479 руб.)


Юрий Шинкаренко. Свет в Шипучем овраге.  Сказки из Сугробихи. – Издательские решения, 2017. – С.194. – ISBN 978-5-4485-6712-4


СОДЕРЖАНИЕ


Каблук над Антарктидой  

Вечная баба Маша 

Большая волна 

Свет в Шипучем овраге 

Килоша 

Подарок для Варвары Сергеевны  

Мягкая посадка 

Стихи про Муррртилопу 

Друг ветреного детства 

Прищепочный переполох 

Нытик 

Багряные песни  

«Мёрзни, мёрзни, Пояс от пальто!»  

Гипнотизёрское молоко  

Разовое нашествие 

Одноногий пират 

Невидимка 


«СПИ, АЛЁНУШКА, СПИ, КРАСАВИЦА, А ПАПА БУДЕТ РАССКАЗЫВАТЬ СКАЗКИ…»

Алина Самуйлова, 17 лет, г. Верхняя Салда



В детстве я читала «Алёнушкины сказки» Дмитрия Мамина-Сибиряка. Помните?


«Баю-баю-баю...

Один глазок у Алёнушки спит, другой – смотрит; одно ушко у Алёнушки спит, другое – слушает.

Спи, Алёнушка, спи, красавица, а папа будет рассказывать сказки…».


Как и многие, смотрела трогательный мультфильм «Серая Шейка». Мне даже хотелось плакать от жалости к птичке, попавшей в беду. Тогда я ещё не знала, что у дочери писателя Алёнушки такая же судьба. Мама Алёнушки умерла при родах, а сама она тяжело болела.


Отец Дмитрия Наркисовича  был священнослужителем в Нижней Салде, так что какое-то время молодой писатель жил там. По «Краткой хронологической канве жизни и творчества Д.Н. Мамина-Сибиряка», составленной племянником писателя Б.Д. Удинцевым, можно понять, когда это было.


В сентябре 1876 года семья Мамина-Сибиряка переехала из Висимо-Шайтанского завода в Нижнесалдинский завод. Сам Дмитрий Наркисович учился в это время в Санкт-Петербурге. Осенью 1877 года он из-за тяжелой болезни оставляет университет и возвращается к родителям. В январе 1878 года умирает отец писателя. После его смерти Дмитрий Наркисович пытается найти работу в Нижнем Тагиле, но напрасно. Весной этого же года он переезжает в Екатеринбург, навсегда оставив о себе память в наших краях.


В Нижней Салде в память о писателе сохранён дом, в котором предположительно жила семья Маминых. Сейчас там находится библиотека, названная его именем. Две Салды расположены рядом, можно предположить, что и в Верхней Салде Дмитрий Наркисович немало хаживал по аллеям и лесным полянам, прогуливался в окрестностях Верхнесалдинского завода.



Не удивлюсь, если он любовался нашей природой и Верхнесалдинским прудом. Слышала, что когда-то и у нас была улица имени писателя. Она находилась где-то за Первым магазином.


В этом году исполняется 165 лет со дня рождения и 105 лет со дня смерти уральского писателя Дмитрия Мамина-Сибиряка.


К нам в Детскую школу искусств, в «литературную гостиную»,   поговорить о жизни и творчестве писателя приехали Юрий Исупов, нижнетагильский «маминовед», автор идеи городского конкурса детского литературного творчества «Серая Шейка», и Иван Югов, потомок семьи Удинцевых, тесно связанной с Д. Маминым-Сибиряком.


У Дмитрия Наркисовича была младшая сестра Елизавета, которая вышла замуж за Дмитрия Аристарховича Удинцева из Ирбита. А Иван Югов – правнук Сергея Аристарховича Удинцева. Он, выступая перед нами, сделал акцент на том, что именно Д. Мамин-Сибиряк открыл Урал для всего мира. А то некоторые  любители русской классики могли подумать, что вся Россия состоит только из Москвы и Санкт-Петербурга.  



Что ещё поразило на встрече? То, что книги Мамина-Сибиряка переведены на многие языки мира, например, на японский язык. Впервые японцы познакомились с уральским писателем еще  в советское время, тогда его рассказы были выпущены большим тиражом. Иван Югов – частый год в Стране солнца. Оттуда он привёз две книги Дмитрия Наркисовича на японском языке.



– За последние три года в Японии вышла серия книг с названием «Уральские хроники». Вот  две из них. Они подписаны издателями – видите автограф? Кому подписано? Кто читает по-японски? Правильно – Юрию Исупову, человеку, который много делает для пропаганды творчества нашего «классика».


Книги на японском были переданы Юрию Даниловичу Исупову, нижнетагильскому «маминоведу» и вдохновителю конкурса «Серая Шейка».



На этом подарки не закончились. В библиотеку ДШИ была подарена книга «Времена и судьбы. Страницы истории уральского рода Удинцевых. XVII–XXI век». Эту книгу, в которой рассказывается об уральском роде Удинцевых и о семье Маминых, написали  благодарные потомки рода Удинцевых.  Книга выпущена екатеринбургским издательством «Сократ» в 2016 году. В этот сборник, наряду с историко-литературными материалами по генеалогии рода Удинцевых, включены и публицистические очерки  внучатого племянника Д. Н. Мамина-Сибиряка академика РАН Глеба Борисовича Удинцева. Самого Глеба Борисовича недавно не стало… Но книга, созданная при его участии, увековечит не только автора и его неординарный род, но и наш Урал.  


Ещё одним ярким моментом на встрече был просмотр фильма «Мамина дочка». Фильм снят  студией «Урал-Синема» (г. Екатеринбург) по заказу Министерства культуры РФ. Меняется мир, – понимаешь после просмотра фильма,  – но забота о близких по-прежнему остается главной в человеческих отношениях.   И в этом смысле Алёнушке – попавшей в беду дочери писателя, маленькая беззащитной Серой Шейке, повезло… Всё было для нее: и забота отца,  и сказки, и остальное его творчество. Из  фильма впервые узнала, что  книга про Серую Шейку сначала называлась так: «Серушка». И заканчивалась она  гибелью раненой уточки. Но перед новым изданием рассказа писатель поменял финал, дав Серой Шейке шанс на спасение.   

КНИГИ КАК ПТИЦЫ

Юрий Шинкаренко


Книги как птицы: умеют летать. Я понял это в детстве.


Как-то вышел из библиотеки. Под мышкой – кипа книжек: «Хижина дяди Тома», сборник стихов «Урал синекрылый», ещё что-то.


И тут дунул ветер, ураганный, пахнущий мартом ветер. Такой обычно предвещает перемену погоды и даже – наступление весны.


Я попытался увернуться от урагана. Поднял воротник пальто.



Но  одна из книг выскользнула из-под моей руки. Упала на снег. Ветер заиграл её страницами. Погнал книгу по  снежному насту. И, разогнав как следует, поднял в воздух.


Книга задвигала обложками, поднимаясь всё выше и выше.


Так она и улетела, книга из сельской библиотеки.


Я даже не очень огорчился. Потому что уже знал: книги, особенно – старинные книги, умеют летать. Иначе откуда бы они столько всего знали? Иначе как бы они могли подталкивать своих читателей к полётам, к парению, к желанию быть выше и выше?


Когда-нибудь моя книга, унесённая мартовским ветром, наверняка прилетит и к вам. Погладьте ее по кры... по обложке. Не поленитесь выслушать всё, что она расскажет вам про небо, звёзды и мир под звёздами.  


И не держите, если она опять соберётся в путь. Отпустите – пусть летит дальше.


Книги как птицы –  не могут без полёта.

ГУМАНИТАРИЙ

Константин Тороп, 12 лет



Эта история произошла со мной, когда мне было восемь лет.


На дне рождения моего дедушки я услышал одно странное слово: гуманитарий. Мне стало интересно, что оно означает, но я никого не хотел отвлекать от праздника.


На следующий день я подошёл к папе. Он лежал и читал книгу. А мне в те времена казалось, что чтение – это самое скучное в мире занятие. А взрослые читают лишь для того, чтобы показаться умными и серьёзными.


Я решил отвлечь папу от скучного занятия и спросил его:


– Пап, а что такое гуманитарий?


– Не что такое, а кто такой!


– Ну, кто такой гун… гум… гуманитарий?


– Гуманитарий – это человек, который занимается литературой, философией…


– А что такое философия?


– Это наука о главных вопросах жизни.


– Это что за вопросы?


– Например: «Быть или не быть?».


– А кто так спрашивал?


– Гамлет!


– А кто такой Гамлет?


– Костя, книжки читай. Гамлет – это герой из книги Шекспира…


– А кто такой Шекспир?


– Костя! Надоел! Отстань от меня! Иди у мамы спроси!


Папа вернулся к книге, а я, сгорая от любопытства, пошёл на кухню.


– Мам, а кто такой гуманитарий? – неторопливо начал я.


Мама радостно улыбалась. Она ещё не знала, что её ждёт: за один вечер нам предстояло перебрать всех гуманитариев мира!