Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

ЁЛКА ПОБЕДЫ

НОВЫЙ ГОД В ВОЕННУЮ ПОРУ


Эльвира Хайруллина,  г. Верхняя Салда

 

Новый год – всегда долгожданный праздник. Но военная пора наложила свой отпечаток на встречу этого волшебного события. Учителя-ветераны, которые  приходили в Верхнесалдинскую школу №1 имени Александра Пушкина на новогодние мероприятия, были оптимистичны и веселы, ведь этот праздник вернул их в детство.  



И хотя их детство было не из легких, новогодняя елка в памяти у каждого – светлый праздник. Вот как об этом вспоминают дети военных лет, наши учителя-ветераны.


Маргарита Георгиевна Злыгостева: «Я пошла в школу в 1942 году. Не запомнилось ничего из зимнего веселья, кроме горки. У нас была огромная горка – дорога к нашему дому в низине. Гора была длиной в два квартала.  Мы на длинных санях целой гурьбой, уцепившись за ведущего, лежащего впереди на санях, мчались во весь опор до конца горы и еще дальше. Вот эту зимнюю забаву помню. В войну было голодно, самое сладкое, что было в радость – это «паренка», морковь, выпаренная в русской печи. Мама это делала для нас, а мы ели вместо конфет. Помню елку, наряженную бумажными и ватными игрушками.

 


Наверное, это была школьная елка, ведь в садик я не ходила, а дома праздников не было: папа ходил на работу, почти сутками мы его не видели. Детей было трое, я – старшая, у мамы было много забот. А учились мы старательно, хотя даже тетрадей не было, писали на оберточной бумаге».

 

Нелли Александровна Андреева: «Я была младшей в семье, мама, старенькая бабушка и два брата остались дома, отец ушел на фронт. Перед Новым годом мы наряжали маленькую живую елочку, игрушки были восковыми, помню фигурки зайчиков, белочек, а стеклянные игрушки запомнились в форме маленького горна. На новогоднем столе было только то, что мы могли собрать с огорода: картошка, капуста, репа. Жили очень бедно, особого веселья не помню, дарили друг другу фабричные открыточки, никаких дорогих подарков не было. Вместо телевизоров тогда   было  радио – черная тарелка. Помню, что постоянно была информация о том, где  что заняли, где что освободили; а про бой курантов тоже не помню, была маленькой. Победа нас застала печальным известием: погиб отец».  

 

Зинаида Васильевна Кулакова: «Жили мы очень бедно: жареную пшеницу ели, хлеба не было. Поэтому запомнилась такая история… Новый 1944 год. Мы рано осиротели, и я жила с семьей старшего брата в Анжеро-Судженске. Когда брат с женой уходили на работу, я с их детьми оставалась на попечении женщины, которая помогала семье. Вот она перед приходом взрослых с работы нажарила картошки, мне так сильно хотелось есть, но надо было идти на елочку в школу. А картошкой надо было сначала накормить взрослых, ведь они придут с работы. Так я и ушла в школу на праздник голодная, а идти надо было несколько километров. Наряжали елку в школе настоящими игрушками: стеклянными уточками, курочками, чайничками, бумажными яблоками. Мы водили хоровод с Дедом Морозом и Снегурочкой. Было представление, физкультурный номер, в котором участвовала и я, меня поднимали на плечи. Когда праздник закончился, нам подарили тоненькие кожаные ремешки, это был очень дорогой подарок, помнится до сих пор».

 

Таисия Александровна Ходанецкая: «Я из семьи эвакуированных из  Кольчугино.  На Урал приехали в январе 1942 года. Жили в Нижней Салде.  Училась я в школе №4. Новый военный 1942 год встречали в товарном холодном вагоне, в котором ехали целый месяц на Урал, пропуская военные эшелоны. Встречали 1942 год горячим чаем.

Новый 1944 год.  Мы немножко повзрослели, стали шестиклассниками.  Захотелось встретить Новый год классом в школе втайне от директора школы Зои Алексеевны и учителей. В подвальном помещении школы жила техничка, она же сторож тетя Клаша. Девчонки ее уговорили пустить нас на Новый год в школу. Тетя Клаша сжалилась. Мы принесли ей картошки, капусты. Она в русской печке испекла два партизанских пирога. Основа такого пирога – картошка, начинка – капуста, сверху снова картошка. Собрались в 10 часов вечера. Тетя Клаша угощала пирогом. Славка Квашонкин принес большой кусок сахара (мама у него работала поваром в госпитале). Этот огромный кусок мальчишки специальными щипчиками (такие были раньше) раскололи на мелкие кусочки. С ними мы пили вприкуску чай, заваренный смородиновым листом. А потом учились танцевать под патефон. Танцевали фокстрот и танго. Веселились до трех часов ночи. Было здорово!


Новый 1945 год. У Риты Дудиной (она жила рядом со школой) был большой пятистенный дом. Отец погиб, вскоре умерла мать. Рита с сестренкой жила у бабушки. Милая, ласковая, добрая баба Саня. Она разрешила нам Новый год встретить у них. Обрадовались. Мальчишки приволокли из леса настоящую большую елку, установили ее. Она была высокая, до потолка. У Дудиных было много-много елочных игрушек, помню большие стеклянные разноцветные шары. Тогда это было редкостью. Первый раз мы нарядили новогоднюю елку. Собрались мы не всем классом, пришло 14 человек. Баба Саня угощала нас пельменями из темной муки с редькой. Такой вкуснятины я больше никогда не ела. В этот Новый год мы не танцевали, а всю ночь играли во «флирт». Это карточки, похожие на карточки лото, на них – названия цветов: роза, ландыш, ромашка и т.д. А рядом предложение, например: «Я хочу с тобой дружить». Подаешь мальчишке карточку и говоришь: «Роза». Он читает: «Я хочу с тобой дружить». Отвечает: «Ромашка». Читаешь, например: «Согласна». Это была новогодняя ночь, где завязывались дружба, чувство влюбленности между девчонками и мальчишками.


Моя мама после этого Нового года встретила маму Гоги Сухова, он почему-то не пришел на нашу елку. Мама спросила: «Почему?». Гогина мать вот что рассказала: «Сын заупрямился: «Не пойду. Михайлова (это моя фамилия) будет в нарядном платьице с белым воротничком и манжетами, а я в рубашке с заплатами на локтях и в подшитых валенках. Не пойду!». Оказывается, я ему нравилась, а я и не замечала.


Вот такие у меня воспоминания о военном детстве. Оно было трудным, голодным, для многих семей из класса трагичным, но, как любое детство,  все же милым,   незабываемым временем. Вспоминаются школьные друзья, учителя. В преодолении трудностей закалялись наши характеры».   

         


НОВОГОДНИЙ КУРС "МОЛОДОГО БОЙЦА"

 

Пётр Тимофеев, г. Гай


В зимние каникулы я побывал в Москве, в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе.


На Ёлке победы, которая проходила в музее, было много подарков. Первый подарок, который мы увидели, –  экспозиция новогодних игрушек времён военной поры. Было интересно представить, как выглядела военная ёлка, ведь она символизировала не только праздник, но и уверенность советских людей в Победе.



Другие подарки ребята получили после квеста «Ёлка Победы». Участники квеста сначала учились правильно строиться, обращаться с оружием, потом они вспомнили основные моменты прошедших битв с фашистами. Напоследок освоили навыки семафорной азбуки. Азбука им понадобилась, чтобы просигналить деду Морозу: «Ёлочка зажгись!».


Квест оказался похож на курс молодого бойца. Это было интересно и познавательно. И сложно! Поэтому когда вместе с традиционными конфетами нам подарили по две банки «Солдатской киши», мы восприняли это как знак боевого отличия. Значит новогодней курс молодого бойца мы прошли.

ЯШМА ДЛЯ СЕСТРЁНКИ

Пётр Тимофеев,

командир взвода в клубе «Патриоты России», г. Гай



Ребята из нашего взвода разъехались, кто-то в лагерь, кто-то в деревню… Пашка на днях вместе с отцом отправился в рейс (отец у него дальнобойщик). А мне нужно ухаживать за сестрёнкой. Поэтому отлучаться далеко от дома я не могу.


Но у нас и здесь, рядом с домом, есть что посмотреть. Когда в клубе «Патриоты России» был спортивный лагерь, мы ходили в поход в Ишкиновские горы. Это часть Уральских гор, самая южная. Горы сильно разрушены – и на поверхности можно найти образцы многих интересных минералов.


Еще одна горная гряда тянется за поселком Калиновка. Это совсем рядом с Гаем.


Пока ребята из взвода отдыхают, я решил съездить на разведку в Калиновский яшмовый карьер.



Месторождение калиновской яшмы – недалеко от всемирно известной горы Полковник, где вот уже много десятилетий добывают орскую пестроцветную яшму. В Орске яшма пестроцветная, а в Калиновке – однотонная, вишневая и сургучная.  Но тоже очень красивая.



Из калиновской яшмы делают разные художественные изделия.



Правда, промышленная разработка яшм здесь уже прекратилась. Добытчики камня после себя навели порядок – провели рекультивацию горного склона. Расчистили родники, запрудили ручейки, и получилось  озеро, которое уже поросло рогозом. На воде расцветают кувшинки.



Во время восстановления природы один из карьеров камнедобытчики не стали засыпать, оставили открытым, чтобы можно было увидеть, как залегают в земле слои яшмы. Получился очень интересный туристский объект. Мы сюда с нашим взводом обязательно придем.



А вообще, по-моему, сюда нужно водить школьные экскурсии. И всем показывать, что природу можно не только грабить, выкачивая из неё все богатства. Но можно и ответственно относиться: восстанавливать, залечивать те шрамы, которые были нанесены природе во время добычи полезных ископаемых. Рекультивация Калиновского яшмового карьера – хороший пример такой заботы.


На экскурсию в Калиновский карьер я брал с собой свою маленькую сестрёнку.



Ей нелегко. Она не может самостоятельно двигаться, поэтому у ней не так много ярких впечатлений. Но во время экскурсии она увидела много нового. Я показал ей самые красивые камни.