Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

«СПИ, АЛЁНУШКА, СПИ, КРАСАВИЦА, А ПАПА БУДЕТ РАССКАЗЫВАТЬ СКАЗКИ…»

Алина Самуйлова, 17 лет, г. Верхняя Салда



В детстве я читала «Алёнушкины сказки» Дмитрия Мамина-Сибиряка. Помните?


«Баю-баю-баю...

Один глазок у Алёнушки спит, другой – смотрит; одно ушко у Алёнушки спит, другое – слушает.

Спи, Алёнушка, спи, красавица, а папа будет рассказывать сказки…».


Как и многие, смотрела трогательный мультфильм «Серая Шейка». Мне даже хотелось плакать от жалости к птичке, попавшей в беду. Тогда я ещё не знала, что у дочери писателя Алёнушки такая же судьба. Мама Алёнушки умерла при родах, а сама она тяжело болела.


Отец Дмитрия Наркисовича  был священнослужителем в Нижней Салде, так что какое-то время молодой писатель жил там. По «Краткой хронологической канве жизни и творчества Д.Н. Мамина-Сибиряка», составленной племянником писателя Б.Д. Удинцевым, можно понять, когда это было.


В сентябре 1876 года семья Мамина-Сибиряка переехала из Висимо-Шайтанского завода в Нижнесалдинский завод. Сам Дмитрий Наркисович учился в это время в Санкт-Петербурге. Осенью 1877 года он из-за тяжелой болезни оставляет университет и возвращается к родителям. В январе 1878 года умирает отец писателя. После его смерти Дмитрий Наркисович пытается найти работу в Нижнем Тагиле, но напрасно. Весной этого же года он переезжает в Екатеринбург, навсегда оставив о себе память в наших краях.


В Нижней Салде в память о писателе сохранён дом, в котором предположительно жила семья Маминых. Сейчас там находится библиотека, названная его именем. Две Салды расположены рядом, можно предположить, что и в Верхней Салде Дмитрий Наркисович немало хаживал по аллеям и лесным полянам, прогуливался в окрестностях Верхнесалдинского завода.



Не удивлюсь, если он любовался нашей природой и Верхнесалдинским прудом. Слышала, что когда-то и у нас была улица имени писателя. Она находилась где-то за Первым магазином.


В этом году исполняется 165 лет со дня рождения и 105 лет со дня смерти уральского писателя Дмитрия Мамина-Сибиряка.


К нам в Детскую школу искусств, в «литературную гостиную»,   поговорить о жизни и творчестве писателя приехали Юрий Исупов, нижнетагильский «маминовед», автор идеи городского конкурса детского литературного творчества «Серая Шейка», и Иван Югов, потомок семьи Удинцевых, тесно связанной с Д. Маминым-Сибиряком.


У Дмитрия Наркисовича была младшая сестра Елизавета, которая вышла замуж за Дмитрия Аристарховича Удинцева из Ирбита. А Иван Югов – правнук Сергея Аристарховича Удинцева. Он, выступая перед нами, сделал акцент на том, что именно Д. Мамин-Сибиряк открыл Урал для всего мира. А то некоторые  любители русской классики могли подумать, что вся Россия состоит только из Москвы и Санкт-Петербурга.  



Что ещё поразило на встрече? То, что книги Мамина-Сибиряка переведены на многие языки мира, например, на японский язык. Впервые японцы познакомились с уральским писателем еще  в советское время, тогда его рассказы были выпущены большим тиражом. Иван Югов – частый год в Стране солнца. Оттуда он привёз две книги Дмитрия Наркисовича на японском языке.



– За последние три года в Японии вышла серия книг с названием «Уральские хроники». Вот  две из них. Они подписаны издателями – видите автограф? Кому подписано? Кто читает по-японски? Правильно – Юрию Исупову, человеку, который много делает для пропаганды творчества нашего «классика».


Книги на японском были переданы Юрию Даниловичу Исупову, нижнетагильскому «маминоведу» и вдохновителю конкурса «Серая Шейка».



На этом подарки не закончились. В библиотеку ДШИ была подарена книга «Времена и судьбы. Страницы истории уральского рода Удинцевых. XVII–XXI век». Эту книгу, в которой рассказывается об уральском роде Удинцевых и о семье Маминых, написали  благодарные потомки рода Удинцевых.  Книга выпущена екатеринбургским издательством «Сократ» в 2016 году. В этот сборник, наряду с историко-литературными материалами по генеалогии рода Удинцевых, включены и публицистические очерки  внучатого племянника Д. Н. Мамина-Сибиряка академика РАН Глеба Борисовича Удинцева. Самого Глеба Борисовича недавно не стало… Но книга, созданная при его участии, увековечит не только автора и его неординарный род, но и наш Урал.  


Ещё одним ярким моментом на встрече был просмотр фильма «Мамина дочка». Фильм снят  студией «Урал-Синема» (г. Екатеринбург) по заказу Министерства культуры РФ. Меняется мир, – понимаешь после просмотра фильма,  – но забота о близких по-прежнему остается главной в человеческих отношениях.   И в этом смысле Алёнушке – попавшей в беду дочери писателя, маленькая беззащитной Серой Шейке, повезло… Всё было для нее: и забота отца,  и сказки, и остальное его творчество. Из  фильма впервые узнала, что  книга про Серую Шейку сначала называлась так: «Серушка». И заканчивалась она  гибелью раненой уточки. Но перед новым изданием рассказа писатель поменял финал, дав Серой Шейке шанс на спасение.   

«Тёмный свет»: «РЭП СТАНЕТ ИСКУССТВОМ И В НАШЕЙ СТРАНЕ!»

Мария Лысова, г. Нижний Тагил,

участник социологического исследования «Патриотические практики в субкультурной группе»


Сергей и Евгений – участники группы «Тёмный Свет». Они исполняют рэп. Прослушать их творчество можно ВКонтакте, набрав в поиске GGMBEAR (осторожно, есть ненормативная лексика, – Ред.). Ребята учатся в школе. Они не известны в широких кругах, у них нет менеджера, но они интересны хотя бы тем, что это – молодое поколение рэп-исполнителей.


Корр.: Вы планируете связать свою жизнь с музыкой? Стать профессиональными музыкантами?



Сергей: Да, мы хотим, чтобы это было делом всей жизни.


Евгений: Стремимся.


Корр.: Как вы считаете, сейчас у вас есть успех?


Сергей: Ну да, есть, хотя много времени уходит на учебу. Сдвиги есть характерные, стиль меняется, больше выступлений. В конце прошлого года были на фестивале. Там была сцена для тех, кто хочет попробовать себя. Просто выходишь и начинаешь… Закончилось всё не так, как мы ожидали, правда. Дальше этого фестиваля не прошли, не поладили немного.


Корр: У вас у каждого своя роль?


Сергей: Ну да, у нас как бы коллектив (смешок). Правда у нас было время, когда мы разбегались, потом собрались. У нас были неделимые вещи.


Евгений: Сейчас хотим свою студию создавать.


Корр.: А записываетесь на домашней студии, да?


Сергей: Нет, мы записываемся на профессиональной студии. У Андрея К. – Amplituderecords. Мы там записывали второй альбом, там же планируем записать третий.


Корр.: Вы исполняете определенный стиль рэпа?


Сергей: Да, у нас в основном идет стиль underground.


Евгений: Бывает hip-hope.


Сергей: У нас тема такая...Что хотим, то и говорим. У нас свобода слова. Нет цензуры. Про что захотели прочитать, про это и зачитаем.


Корр.: У вас очень разная тематика песен. Откуда вы берёте вдохновение?


Сергей: Жизнь… Пишем о том, что прожили! Принцип такой. Мы не выдумываем что-то там. Мы говорим про то, что есть, что видим. У нас так было, что попросили написать песни на заказ, и два раза из трёх у меня не получалось написать. Не идёт вот и всё! Нужно пережить тексты.


Корр. (Сергею): Тексты пишешь ты?


Сергей: Нет, почему... Мы все пишем тексты. У кого-то что-то случилось, мы списываемся ВКонтакте, обмениваемся текстами, думаем вместе.


Евгений: Так как мы на «разных берегах» живем, то не часто получается встретиться. Сначала каждый сам пишет, а когда встречаемся, то зачитываем друг другу, что получилось.


Корр.: А как родилась ваша группа?


Сергей: Ну, мы с Женей знакомы с пеленок. Это он предложил лет пять-шесть назад: «Давайте, парни, рэп писать!».


Евгений: С тех времен начали тексты потихоньку писать.


Сергей: Да, тогда у нас вышел один текст, но он такой был… Не очень. Да-да, первый текст. Это вообще было что-то с чем-то (смешок). Потом начали писать очень много текстов, чтобы стиль отрабатывался.


Корр.: Не мешает ли учёбе музыка? И что думают учителя, одноклассники о вашем хобби?


Сергей: Нет, мне не мешает. У меня получается всё делать вовремя. Пришло вдохновение, сел – написал всё. Не растягиваю резину. В школе одноклассники знают, поддерживают. Было, конечно, что говорили: «Не, Серёга, это не канает. Надо переписать». Редко, правда.


Евгений: (смешок) У меня наоборот. Задали много уроков делать, а хочется сесть и записать то, что в голове. Ну, я сначала записываю всё, бывает, до ночи, а потом приходится уроки делать… Кто-то обс…рает нас, не всем, конечно, нравится. Но наше окружение говорит, что, типа, мы крутые и все дела.


Корр.: А ваши родные?


Сергей: Ну, родители и есть родители! У меня все родственники знаю, они не вникают в это всё. Они думают, наверное, побалуется и бросит. Они же по-другому мыслят.


Евгений: Уходить от вопроса нельзя (смешок)? Примерно так же. Особого внимания на это не обращают.


Корр.: А что, если родители запретят вам заниматься музыкой?


Сергей: Мне будет все равно. Я чувствую, что это оно… Я, кстати, с шести лет рэп слушаю, я этим живу. Если даже будут говорить, что это мешает учёбе и тому подобное, то это будет проигнорировано.


Корр.: Какое у вас отношение к наркотикам?


Сергей: Мы против наркотиков! С тяжелыми наркотиками нужно бороться, мы с этой движухой согласны полностью. Нам не нужно общество наркоманов!


Евгений: Я просто решил для себя: нафиг!


Сергей: Мы сами эту всю движуху знаем, знакомые там… ну, безмозглые... Судя по ним, уже выводы делаешь.


Корр. (Евгению): Я знаю, что ты пишешь стихи. О чём они?


Евгений: Жизнь моя – жестянка…


Сергей: Он про любовь в последний раз писал!


(Евгений читает стихотворение собственного сочинения).


Сергей: Женя – молодец! Ответственный парень. У нас даже есть совместно записанные песни, правда, их пока мало. Но все, кто слышал, были в восторге от такого дуэта.


Корр.: Я так же знаю, что вы выпустили два альбома, последует ли за ними третий?


Сергей: Да, в ближайшем времени мы хотим записать третий альбом.


Евгений: Скорее всего, осенью.


Сергей: Пока мы пишем тексты, а на музыку будем постепенно накладывать, потому что достаточно сложно подобрать бит под слова. Пока есть 12 песен, хотим примерно 25.


Корр.: Какие у вас предпочтения в музыке? Что вы сами слушаете?


Сергей: У нас у всех разные предпочтения. Я слушаю рэп и рок. Наших исполнителей и зарубежных. Но рэп только old school. То есть до 1999 года, в роке – то же самое.


Евгений: Сейчас мне, в основном, хочется взбодриться. Слушаю рок: «Чайф», «Машина времени», «Чемодан».


Сергей: По настроению слушаем. Музыка, как... воздух. Бывает такое, что сидишь, слушаешь музыку – и тут классная песня играет. Включаешь её на повтор – и слушаешь, слушаешь. Я так полтора часа просидел с одной и той же песней в наушниках. Конкретно залип.


Евгений: Так же бывает. Включишь для вдохновения тихий бит – и залипаешь на часы с ручкой в руке, оторваться не можешь. Все пишешь и пишешь. На эмоциях.


Корр.: Есть ли у вас кумиры? Например, солист группы Black Sabbath услышал песни The Beatles и решил заниматься музыкой. Что сподвигло вас заниматься музыкой?


Евгений: Ну, прям кумира нет... Когда начинали, брали пример с наших исполнителей, мы не брали в пример зарубежных.


Сергей: У нас у каждого свой кумир, может, в этом и смысл, что все мы разные. Как говорят, противоположности сближаются.


Корр.: Как вы относитесь к таким же, как вы, начинающим, но рокерам?


Сергей: Ну, если нас свести прям лбами, то у нас не будет никакой негативной реакции. Мы уважаем тех, кто стремится к чему-то. Но если эти рокеры не будут оскорблять нас и нашу культуру в целом. Есть же такие люди, которые слушаю рок и говорят, что рэп – г…но.


Евгений: Да, согласен. Можно даже бы было совместную песню записать. Есть такое направление в рэпе.


Сергей: В рэпе много подстилей. Многие спорят о нашем жанре, но это их мнение.


Корр.: Как вы думаете, в чем ваша особенность? Если сравнивать ваш коллектив и других рэперов нашего города Н.?


Сергей: У нас в городе их туча, голимая туча (смешок). Это строчка из нашей песни. Ну, особенности у нас... нет вроде, просто у всех разные стили.


Евгений: Читка, смысл песен… Много отличий.


Сергей: Мы однажды были в одном клубе-ресторане, где проходил благотворительный концерт. Там собралось много рэперов с Н., руководитель Amplituderecords. Мы упорно стояли и ждали своей очереди, пока выступали другие. Толпа стояла, как сонная…


Евгений: Даа… Серёга вышел, начал читать, а толпа загудела, развеселилась…


Сергей: А у меня боязнь какая-то началась, разволновался. На середине замялся немного и текст забыл... На две секунды растерялся… Потом начал толпу раскачивать. Всем понравилось, никто и не заметил, что что-то пошло не так. Потом вспомнил текст, зачитал как надо. Ощущения классные были! Самооценка поднялась, конечно (смешок).


Корр.: Как вы считаете, что такое патриотизм?


Евгений: Это уважение своей страны, ее законов.


Сергей: Патриотизм – это готовность защищать свою землю.


Корр: Вы патриоты нашей страны?


Сергей: Если говорить в процентном соотношении, то 20 – да, 80 – нет. Я могу сказать, что я патриот своего края (Урал).


Корр.: Есть что-либо патриотичное в ваших текстах?


Сергей: Нет, нету.


Евгений: Нисколько.


Корр.: Как вы считаете, общение через социальные сети – это патриотично?


Сергей: Общение через российские социальные сети, например, ВКонтакте, патриотично. Эту сеть создал Павел Дуров, наш российский.


Евгений: Согласен, но приходится пользоваться зарубежными социальными сетями… Они безопаснее.


Сергей: Сейчас небезопасно стало пользоваться даже соц. сетями. Я однажды включил видео на Youtube, и тут ссылка вылезает: «познакомиться с Исламом». Я считаю, что есть способы защитить интернет от таких вот рассылок.


Евгений: Со времен СССР люди говорят, что вот за рубежом лучше. Наши пытаются сделать жизнь лучше, но не могут продвинуться. Народ говорит, что зарубежное лучше и не даёт нашей продукции выдвинуться вперед.


Сергей: Да, наши люди не верят в свою страну. Не хотят верить. Всё жалуются, что много проблем. Патриотизм – это и есть вера в свою страну.


Корр.: Как вы считает, что для вас как для школьников делает государство?


Сергей: Даёт нам преподавателей, места учебные, школы. У нас хорошее образование дают в стране.


Евгений: Но вот мы платит за наше образование.


Сергей: Но, если сравнивать с образованием во всем мире, то в России самые высокие показатели. Но вот я не понимаю, зачем ввели эти ОГЭ и ЕГЭ, меняют их каждый месяц… Было гораздо лучше, когда сдавали все предметы по билетам, как, например, наши родители. В то время было много специалистов, каждый имел рабочее место, знал, что будет трудоустроен. А сейчас?


Евгений: Сейчас мало, очень мало специалистов. В небольших городах особенно! Им не выгодно оставаться здесь. В больших городах заработная плата гораздо выше, все едут туда. А как же остальные города?


Корр: А как для рэперов – что для вас делает государство?


Сергей: Ничего! Раньше была передача, которую показывали по ТВ. Туда приглашали хип-хоп исполнителей. Потом туда приехал один высокий начальник… Начал речи выдвигать, что рэп – голос улиц, нужно сделать так, чтобы эти голоса сияли от радости, в каком государстве мы живем, а не говорили, что мы в ж…пе находимся. Грубо говоря, он так и сказал. И ровным счетом государство ничего не делает.


Евгений: А на улицах всё не очень хорошо…


Сергей: У нас в России с искусством тоже плохо. Раньше в СССР столько поэтов было. Я за свои 16 лет ни разу не слышал о каком-нибудь современном великом русском композиторе.


Евгений: Писатели есть, композиторы тоже, никто не спорит… Но о них мало слышно.


Сергей: Мы стали много тратить на военную оборону. Правда, американцы тоже… Только у нас эффект от сбора денег наилучший в мире. У нас сейчас самое функциональное оружие в мире. Я думаю, что Россией можно гордиться только ради этого. Вот это мой патриотизм, те самые 20 процентов.


Полностью интервью с "Тёмным светом" будет опубликовано в книге "Время субкультур"


ТЫ – КИЛЛДЖОЙ И Я – КИЛЛДЖОЙ…

Кристина Головина, 14 лет, г. Нижний Тагил,

участник социологического исследования «Патриотические практики в субкультурной группе»


Как и многие мои сверстники, я трепетно отношусь к выбору музыки для прослушивания. Всегда хочется найти именно то, что подходит под настроение. И здесь большие возможности предоставляет рок. Мне очень нравится это направление. Оно соединяет в себе многие «открытия» других направлений, звучит очень необычно.


Углубляясь в рок-музыку, я как-то узнала о  группе My Chemical Romance. И вскоре познакомилась с «киллджоями». «Киллджои» – это фанаты группы MCR.


Я задала «киллджою» Даше несколько вопросов. Даше 16 лет. Она тоже из Нижнего Тагила.


Сходки «убийц веселья»


Интервьюер: Можешь немножечко рассказать о My Chemical Romance?


Даша: Да. Это группа образовалась в Нью-Йорке после террористического акта. Джерард, то есть Джи, увидел, как рушатся два здания. Ну, все знают про 11 сентября 2001 года. И он подумал, что надо в жизни что-то менять. Он решил создать группу и позвал туда своих друзей, позже присоединились остальные участники. И вот они выпустили пять альбомов и еще сколько-то там синглов. В разных стилях.


Благодаря этой группе я нашла много друзей, потому что попала в общество людей, с которыми мне интересно.


Инт.: А что это за общество?


Даша: Мы зовёмся «киллджоями», и мы устраиваем сходки. Нам весело.


Инт.: «Киллджои» – это?


Даша: Это относится к четвертому альбому My Chemical Romance. Cупергерои, типа. Вот. Переводится: «Убийцы веселья».


Инт.: Вы все там «убийцы веселья»? То есть у вас депрессивные сходки, мероприятия?


Даша: Нет! (Смеется). Просто это веселое название.


Инт.: Как много логики!


Даша: Да (смеется).


Инт.: Хорошо, можешь что-то рассказать о ваших сходках? Что это такое, в чем суть этих сходок?


Даша: Это разные мероприятия, связанные с группой. Мне, например, эти сходки помогли найти друзей по интересам. Одни сходки посвящены конкурсам. Мы скидываемся на призы и заранее готовим задания. Иногда проводятся тематические мероприятия.


Инт.: Приведи примеры.


Даша: Например, у нас летом после «Холидея»… До? Или перед? Проходила сходка, в переводе - «Опасные дни». Ну, это опять же относится к четвертому альбому нашей всеми любимой группы.


Мы наряжались, как супрегерои, точнее, как киллджои из клипа Джерарда Уэя, из клипа и комикса. Принесли с собой водные пистолетики, они у нас заменяли бластеры, и стреляли водой из фонтана. Если честно, мы эту идею спёрли у группы таких же, как мы, фанаток, из другого города.



Мы разбились на две команды. Одна – плохие, так сказать, а другая – хорошие. Одна группа называлась киллджоями, а другая выступала против. Все по комиксу. И у нас была битва. Ну, маленькая постановочка.



Инт.: Зачем вам эти битвы?


Даша: Потому что… Благодаря нашим мероприятиям некоторые вещи становятся понятнее. Например, мы учимся не бояться выражать себя в обществе.


Как «носить» музыку?


Интервьюер: А ещё чем вы занимаетесь?


Даша: Носим с собой музыку. Нашу музыку. Ну, в смысле, не нашу, ну, эту… Кемов (смеется.)


Инт.: Кемов?


Даша: My Chemical Romance.


Инт.: Это такое сокращение?


Даша: Ну! «Чемы-Кемы».


Инт.: Хорошо, спасибо. А можешь поподробнее рассказать про то, как ты носишь музыку?


Даша: У меня есть колонка, которая подсоединяется к телефону. И благодаря ей всем слышно музыку, когда мы идем по улице, и все поют. Мы слушаем музыку там, где мы хотим.


Инт.: А никто из прохожих не возмущается по поводу того, что вы слушаете музыку так громко?


Даша: Возможно, были такие случаи, но они (прохожие) прямо в лицо нам не говорили. И вообще… (смеется) всё нормально.


Инт.: Хорошо, есть ли у вас какие-то особые традиции?


Даша: Мы любим петь и при встрече обнимаемся.


Инт.: А что является главным в сходках?


Даша: Настроение людей, чтобы всем было интересно.


Инт.: А если его нет?


Даша: Включаем музыку или идём в какое-то место веселое… в детскую комнату (смеется).


Инт.: Знаю, что многие люди опасаются подобных мероприятий. Они боятся групп подростков, которые собираются вместе, думают, что подростки могут как-то навредить. Так ли это?


Даша: Ну… Навредить четырнадцати-шестнадцатилетние девочки, скорее всего, не могут (смеется).


Инт.: К вам не приходят парни?


Даша: Иногда бывает… забегают чуток.


Инт.: А истинные патриоты? Бывают?


Даша: Ну, истинных патриотов от обычных людей отличить сложно, они же никак не выделяются. Ну, возможно, на праздники ходят… слишком много ходят, слишком часто.


Инт.: А, может быть, кричат что-то типа: «Россия рулит!»?


Даша: «Тагил рулит!».


Инт.: Хорошо. А теперь представь, что к вам присоединились истинные патриоты. Что бы такие люди могли внести в ваше общество? Какие новшества?


Даша: Ну, возможно, раз они истинные патриоты, они знают больше русских музыкальных групп, которые играют рок.


Инт.: Рок-групп?


Даша: Да. Может быть, нам бы понравились они, и мы бы…


Инт.: … отошли от американской музыки?


Даша: Да. Ну, насчет меня: я слушаю русский рок тоже. Но раз у нас устраиваются сходки по группе My Chemical Romance, нам не хочется что-то менять. Я знаю, что есть и другие сходки по другим группам… Только по американским, правда. По русским – пока не встречала.


Полностью интервью будет опубликовано в книге «Время субкультур»