Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

А В МЫСЛЯХ – МЫ ЕЩЁ В «АРТЕКЕ»

Воспеть оливковое дерево


Кирилл Койнов,

г. Верхняя Салда



С 19 ноября по 8 октября я ездил в Международный детский лагерь «Артек». Это была уникальная поездка. Я попал в первый отряд. В Артеке все ребята занимались своим любимым делом – журналистикой. Каждый отряд делал свою отрядную визитку: текстовую (её представляли в виде стенгазет) и музыкальную  (там все ребята отряда участвуют на костровой площади в музыкальном состязании). Каждый в отряде ходил на профильное занятие, то есть мастер-класс по тексту, по фото, по социологии и т.д. Также нас возили на экскурсии.


Ещё мне очень запомнился сбор оливок.



В солнечный октябрьский день, когда везде ещё чувствуется дыхание осени и в горах совсем скоро выпадет снег, артековцы празднуют международный День сбора оливок. Именно в октябре по всему миру урожай оливок полностью собирается, обрабатывается. А в некоторых уголках, таких, как Оливковая роща «Артека», плоды этого дерева ещё и воспеваются – в стихах в прозе, в рисунках.


На праздник в лагерь «Морской», в свою Оливковую рощу,  мы пригласили соседей   –    ребята из «Полевого» лагеря. После окончания праздника наши гости унесли с собой море позитивных эмоций, новые знакомства, вкус приготовленных оливок   и… свеженарисованные «недошедевры».


Сончас под названием «Абсолют» тоже запомнился... И вечерний отбой! Каждый раз перед отбоем все отряды проводили отрядный круг, делились впечатлениями и рассказывали, кому что понравилось за день.


Отряды делились на «медиа», «геологический», «передвижная телевизионная станция» и «артистический». Каждый отряд участвовал в пресс-конференциях, пресс-подходах к разным известным людям…  К концу смены наш отряд сделал два выпуска газеты для всего лагеря. В «Артеке» за 21 день я успел многому научиться.

 


Кто-то искал счастье, а кто-то камни…


Азалия Азнабаева,

г. Гай


Геология учит нас смотреть открытыми глазами на окружающую природу

и понимать историю её развития.

Владимир Обручев



Как много вам известно о геологах? Что это за специалисты? Какими качествами должен обладать представитель данной профессии? Чем он занимается? Можно ли отнести эту профессию к разряду романтических? Попытаемся найти ответы на эти вопросы вместе с юными геологами, участвовавшими в уникальной артековской смене «ГЕОМЕДИААРТЕК-2017», объединившей два партнёрских проекта   – «ГЕОАРТЕК» и «Международный юношеский медиафорум «Артек».  


Если дать краткое определение геологической профессии,  то оно будет звучать так: геолог   –  это специалист, занимающийся разведкой и последующей оценкой месторождений полезных ископаемых. У многих эта профессия ассоциируется со свободой, романтическими путешествиями. Не нужно забывать и того,   что обычно геологи работают в непривлекательных климатических условиях. Геолог – это человек, который физически сильный и выносливый. Ему приходится жить в палатке, а пищу для себя готовить на костре. Эти люди проходят пешком расстояния в сотни километров, переплывают бурные реки, карабкаются по утёсам с увесистыми рюкзаками на спинах. Самое главное для настоящего геолога – это дружная команда, верные друзья и взаимовыручка.

 

О профессии геолога мы разговариваем со Степаном Вдовиченко, участником смены «ГЕОМЕДИААРТЕК-2017».



–  Что для тебя геология?


– Геология – профессия увлекательная. Геологи исследуют наш дом, а в последнее время это не только планета Земля, но и другие объекты во Вселенной. Геология связана со всеми науками, и мы должны в них разбираться. А вообще, геология – не столько профессия, сколько стиль, образ жизни. Это путешествия, исследования, увлекательные отчёты… Это друзья, товарищи, коллеги… Это костёр, палатка, кабинет, молоток, пробирка и многое-многое другое.  


Среди примет профессии Степан назвал геологический молоток.  Благодаря этому  инструменту возник в оренбургских степях и мой родной город – Гай. Профессия геолога была тогда, в далекие пятидесятые, ведущей. Благодаря ей в степях Восточного Оренбуржья открыли огромные запасы медной руды.


Не менее актуальна эта профессия и сейчас. Геологов по-прежнему можно назвать первопроходцами, которые расширяют наши представления о мире, о Вселенной.

 

Уголок, меняющий людей

Данила Архипов,

участник III Международного юношеского Медиафорума в «Артеке», г. Орск

 

Чудеса сбываются. Если есть на свете место, где исполняются мечты, то это оно: «Артек»! Здесь меняются люди,  и в этом волшебство «Артека».  


Хочу рассказать свою «артековскую» историю. Я ехал в «Артек»   застенчивым подростком. Не хочу сказать, что я был полным «асоциалом», но определённое напряжение перед новым кругом знакомств у меня было. Дорога до лагеря оказалась утомительной, но положительная сторона – я познакомился с ребятами из соседних городов Гай и Оренбург.


Это хорошие люди,  на которых я теперь могу положиться, как, собственно, и они на меня. Благодаря общению с ними я понемногу стал раскрываться. Но впереди меня ждали новые «превращения».


По приезде  в лагерь я буквально поражался всему, что вокруг. Такого красивого места я ещё не видел. Наш «Морской» лагерь был расположен на берегу моря, и, по-моему, нам повезло больше всех. Просыпаясь по утрам, мы видели волны, которые разбиваются о прибрежную гальку…


Как только я заселился  в корпус, меня встретила одна из моих вожатых Арина. Забегая вперед, хочу сказать, что это самый ответственный человек, которого я встречал. С первого же взгляда она показалась мне очень доброй, что потом и подтвердилось. Затем началось моё знакомство с ребятами. Сначала я познакомился с Яшей и Егором. Это два талантливых парня, которые помогли мне понять суть смены, объяснили, чем мы будем заниматься. Пообщавшись с другими ребятами, мы  пошли на первую «свечку». Она проходила в «секретном» месте.

 


Нас собрали под отрытым небом, но, несмотря на прохладный осенний  вечер, нам было тепло. Благодаря огню свечи!  Тогда я узнал всех ребят поближе, из каких они городов, их возраст, специализацию на Медиафоруме. Было неудобно, что я ещё неделю запоминал, как всех зовут, но на меня никто не обижался, если я что-то путал.  


Эти три недели сильно поменяли меня: точку зрения, мнения, планы на ближайшее будущее. Таким переменам я обязан своим друзьям по отряду и вожатым, которые создали эту обстановку. Даже написав целую книгу, невозможно передать те чувства, что наполняли меня все эти дни! Сколько мы всего пережили, сколько повидали! Я буду сильно скучать без «Артека» и его атмосферы.  Люди, с которыми я подружился,  стали дороги мне. Теперь очутившись в любом краю нашей огромной страны, я буду знать, что у меня есть друзья!  


Никогда не забыть слова тех песен, которые мы пели до хрипоты в голосе! Не забыть минут счастья, радости побед, да и просто человеческого тепла, которое разливалось вокруг. Артек способен менять людей, и каждый возвращается  оттуда совершенно другим.

«И просто прикольный мальчик!..»

Юрий Шинкаренко


Талантливые дети – как… английские газоны. Они растут и стремятся к успеху сами, только каждый день их чуть-чуть стригут, чуть-чуть поливают, чуть-чуть приводят в порядок. И так много лет. Тогда они радуют своим молодым, искрящимся, как утреннее солнце, талантом себя, друзей, родителей и – если понадобится – огромную зрительскую аудиторию.

 

 

Мы начинаем рассказ о Тимоти Санникове, талантливом парне из Израиля, с которым познакомились в «Артеке», и о его «садовниках» – сестре, маме, бабушке, о его семье.    

 

 Тимоти на Мальте


 – Как тебя лучше представить? Певец, танцор?  


Тимоти начинает открывать какой-то файл в телефоне.


– Сейчас… я вам… все… расскажу… – возится с телефоном. – Сейчас… Вот!  «Тимоти Санников – певец, актер, музыкант, танцор, участник телевизионных проектов «Голос. Дети» в России и в Украине, финалист конкурса вокалистов «Детская «Новая волна» 2015  года», финалист от Израиля на конкурсе детское «Евровидение»… – Тимоти отводит взгляд от экрана айфона и с широченной улыбкой добавляет: –… и просто прикольный мальчик!

 

– Так, прикольный мальчик, какая строка из этого длинного перечисления тебе дороже всего?  


– Детское «Евровидение», я думаю. Там я получил... новый опыт с наушниками (улыбается). Когда мы работали – не было мониторов, просто это было бы некрасиво. Мы работали с наушниками – и это оказалось очень удобно. Сейчас, я надеюсь,  мы купим наушники, и я буду с ними выступать на повседневных концертах.


– А что это даёт? 


– Ты слышишь только музыку или только свой голос, в зависимости от наушников. В лучшем качестве! Потому что от мониторов ты ещё слышишь зал… Когда в зале кто-то чихает, то это неприятно слышать. А наушники – это прямой звук,  только музыка и ты.

 

 

Тимоти в «Артеке», репетиция

 

– Чем еще «Евровидение» тебя удивило? 


– Там все ребята творческие! И они разговаривают на том языке, на котором я люблю разговаривать. О музыке! Все песни, которые я люблю, – они тоже любят. Первый раз в среду попал, где все дети – как я! Было очень здорово, когда всё – то же самое! Там были участники из 17 стран, 23 участника.


– С кем ты подружился больше?  


– Был мальчик, мы с ним еще с «Новой волны» дружили. Саша Минёнок, он из Беларуси. Были девочки с Украины – мы с ними хорошо подружились. Из России. Из Армении. Вот.


– В свободное время какая культурная программа там была?  


– У нас не было свободного времени, мы всё время репетировали, примерялись к обстановке. У нас какие-то интервью брали. Иногда нас водили в разные исторические места по Мальте. Это было на Мальте, кстати.

– Ты первый раз был на Мальте? 


– Да, первый раз. Наш зал, где мы выступали, сам по себе являлся историческим местом. Это древний оперный театр – просто самый большой зал на Мальте. Он под землей находится. Там, чтобы соответствовать  «Евровидению», сняли старую сцену, реконструировали всё – сцену, места для зрителей заново оборудовали.


– Что ты исполнял? 


– Песню Follow My Heart («Следуй своему сердцу!»). Я пел в дуэте с девочкой Широй Фриман. Эту песню написали специально для нас. В песне поется о том, что не надо слушать никого, слушай только свое сердце – и иди по этому пути.


– Этот совет («Следуй своему сердцу!») к тебе применим? 


– Да. У меня в повседневной жизни, в принципе, так! Я слушаю режиссера. Когда нужно! Он больше видит со стороны.  А иногда, когда  говорят: «Фу, ты плохо поешь!» и подобные вещи, – я просто никого не слушаю. Потому что кому-то нравится, кому-то не нравится. Для тех, кому не нравится, я не пою и не играю. Я не танцую для тех, кто это не любит... Да, есть такие певцы, которым уже не очень нравится выступать, но я не из их числа. Мне нравится! Я готов это делать всегда. Я, конечно, не очень люблю репетировать, потому что повторение-повторение-повторение… Если даже репетирую – люблю делать это напротив кого-то, а не сам. Тогда есть реакция из зала. Нравится, когда отвечают. Тогда есть такой, как мне говорили на «Новой волне», «пинг-понг». Ты отдаешь зрителю эмоции, а зритель отдает их тебе обратно. Ты – сильнее, и он сильнее, ты – ещё сильнее, и он – ещё сильнее. И получается в конце – ты вообще на надрыве: АУААА!!!... (смеется).

 

Концерт в «Артеке»

 

  «Билли Эллиот»  


– Расскажи поподробнее про мюзикл «Билли Эллиот». Как ты попал туда? Что это за спектакль и какая там у тебя роль?  


– Это история о мальчике, одержимом мечтой стать танцором. В мюзикл я попал совершенно случайно. Меня где-то нашли (где, – до сих пор не рассказали) и позвонили, пригласили на аудишн. И там сказали: «Это балет!». О’кей! Я пошёл на балет, я ещё не знал, что это. Ну, пошёл. Подумал, ну, минимум в балетную школу попаду. Вижу: все с камерами, всё так серьезно, «Балет-балет!»… А я не такой балерун, скажем так. Я танцую, но в другом стиле. Потом оказалось, что меня не только в балет пробуют, но и на главную роль. Потом мне сказали: «Ты, в принципе, подходишь, но… Давай попробуем ещё на одну роль – на роль Майкла, лучшего друга Билли!». Я пошёл на вторую роль, и меня приняли! Теперь я играю в спектакле одну из главных ролей. И я там танцую, правда, не балет, а степ.


Что за характер у твоего героя? 


– Это очень позитивный человек. Он всё время позитивный. Даже в самом конце, когда Билли уезжает из своего маленького городка в Лондон, в школу балета, и мы прощаемся с ним… Даже в этот момент, когда все расстроены и грустны, выбегает Майкл и кричит своему другу: «Балерина! Иди сюда!». Билли отвечает мне: «Пока, Майкл! Мы ещё увидимся!». Я отвечаю: «Конечно! Мы ещё точно увидимся!». И в этот момент, на каждом выступлении – мурашки по коже… Ведь все понимают, что друзья вряд ли ещё увидятся. Но бодрятся! На всех выступлениях я перед выходом на сцену все время плачу, потому что понимаю: вижу своего друга в последний раз. А в последний раз, во время последнего выступления Билли сам заплакал – конкретно! И я тоже не сдержался. Только успел сказать ему: «Да, мы ещё увидимся!» – и прямо зарыдал. Раньше времени!


А в жизни приходится плакать?  


– Приходится. Ну, это понятно, это свойство человека – плакать. Там разные вещи бывают. Иногда больно. Иногда что-то неприятное случилось. Иногда что-то с родственниками… Ну, бывают разные вещи!

 

 После концерта. С друзьями-«артековцами»  

 

  «Два человека в одном!»  


– Ты на скольких языках говоришь? 


– Я разговариваю на пяти языках, пою на восьми. Лучше всего разговариваю на русском и на иврите, говорю ещё на английском, французском и испанском. Испанский и французский я только начал учить. Но французским уже владею, а испанский мне тяжело даётся. Но все равно… даётся! Я понимаю, скажем так.


– Понимаю так, что ты наиболее погружен в две культуры – русскую и еврейскую? 


­– Да.


– Можешь их сравнить? Что общего, чем различаются?  


– Общее – встречи. И там, и там любят собираться всей семьей. В отличие от стран, где собираются отдельно только мальчики или только девочки, или вообще не собираются. А тут мы все праздники собираемся всей семьей. Русскую и еврейскую культуры роднят танцы: нет, не в том плане, что они похожи (они не похожи!), но их все знают: это русский танец, это еврейские танец. Даже в арабских странах знают: вот это еврейский танец, в Израиле танцуют.


– В Бат-Яме, в городе, где ты живешь, что интересного? Какие достопримечательности? 


– У нас достопримечательность – это наша набережная. Наш город курортный. На море можно сходить. Эта часть – набережная – самая красивая. И это наша достопримечательность. Название города – Бат-Ям – переводится как «дочь моря». А дочка моря – это русалочка.


– Где у вас подростки собираются обычно?  


– На нашей набережной. Наша набережная – это ого-го!..  Где-то еще гуляем по городу,   общаемся. С мальчиками иногда собираемся поиграть в футбол. Играем на улице, потому что у нас практически всегда жарко. Играть легко и приятно, потому что не надо в куртке бегать. Можно в майке и  шортах.


– Ты исполняешь степ и, получается, включен в молодежную культуру?  


– Степ, если честно,  сегодня не очень популярный танец, хотя я не понимаю, почему. Да, наверное, это от того, что он связан с джазом, а джаз – не массовая музыка. Но если степом серьезно заниматься – это становится интересным. Правда! Это разные степовские комбинации!.. Интересно! Просто надо попробовать – два-три урока! – чтобы понять, что это! А потом, когда начнешь танцевать более тяжелые комбинации – это станет совсем интересно! Каждое движение в степе по-своему называется. А когда их объединяешь вместе – это и есть комбинация. Такой мини-танец!


– Что ты ощущаешь, когда начинаешь танцевать? Что происходит с тобой в этот момент?  


– Степ – для меня еще не очень привычная среда, я еще не очень профессионально им владею. Но хочу быть на высоте. Я то, что делаю, – делаю хорошо. А если не хорошо – то вообще не делаю. Так что степ надо довести до хорошей степени. А пока я… (подбирает слово) утруждаюсь им заниматься и получать какое-то удовольствие.  Я пока напряжен, чтобы это сделать. Но когда я танцую то, что уже знаю, что хорошо отработал – это классно!  И тогда у зрителей восторг: «Как ты это делаешь? А, круто!». Я степ начал учить для мюзикла, это где-то два с половиной года назад.  Но мы там учили какой-то определенный танец, мы не учили степ. А сейчас я занимаюсь в Школе танца, там и степ, и хип-хоп. Я именно степом там занимаюсь – где-то уже полгода. Это не так много. Но поскольку у меня были отдельные занятия и до Школы танца, то получается все хорошо. А еще у меня неплохая координация – и я быстро схватываю танцевальные движения.


– Скажи, а в современной молодёжной культуре какие направления тебе симпатичны?  


– В танце? Сейчас хип-хоп – это самое известное, это передний край. Какие песни сейчас и слушают, так это хип-хоп. Влияют немножко, конечно, и другие стили, как в хитах лета-2017. Но все равно в основе легкая мелодия, всякие ди-джеевские вещи очень популярны. И я стараюсь в песнях своих этого придерживаться…


– А к рэпу как ты относишься? Что-то слушаешь сам?   


– Да! Потому что сейчас это одна из частей хип-хопа. Подростки любят повторять речитатив, часто – прямо с рэпером вместе, чтобы показать: «И я так умею!». И это очень нравится подросткам. Поэтому в песнях, которые я пишу, есть и куски рэпа. Я просто знаю, что моим сверстникам это понравится. Как один из подростков я это говорю!


– А какая собственная песня тебе кажется самой удачной?  


– Я их еще не выпускал. И до конца доделал только одну. Есть еще две… но они только (подыскивает слово) в этапах.


– На разных стадиях готовности?  


­– Да. Все они на иврите. Есть «Мама»… Я хочу ее перевести обратно – то есть не обратно, а на русский. Но пока что все на иврите. А вторая – «Два типа в одном»…  Это про меня, это я как бы два типа в одном.


– Два человека в одном?  


– Да! Потому что я разный, но все равно я один.

 

 Тимоти в Херсонесе

 

­– А расскажи, если не секрет, про этих двух типов?  


– Ну, я израильтянин и русский. Но я один! Я люблю балет, но в то же время занимаюсь хип-хопом. Я играю в баскетбол и играю в футбол – это совсем разные вещи! Я Арлекин, но могу быть и Пьеро. Два типа в одном!


– Тебе это помогает?  


– Да. Тут лучше быть таким, а тут – таким! Я все время такой, по жизни!  Тут в «Артеке», например, у меня уже не спрашивают: «Ты это можешь?». Просто говорят: «Ты это можешь!». Будто знают, что кто-то из «двух типов в одном» с этим справится! – смеется Тимоти. – А еще, похоже, они знают, что мама меня с самого детства учила всему. Она мне все направление давала – и я то что хотел, то и делал. И теперь у меня много чего есть – и много знаний и много опыта.


– Это хорошо, что ты осознаешь, что во многом твои успехи – это заслуга мамы.

 

– Да, мама – это все! Спасибо маме за все. Возможно, без мамы и этого интервью не было…

 


ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПРОДАЖА КНИГИ:

Юрий Шинкаренко НА ДНЕ СЫРОЕЖКИ ЛОМАЮТСЯ.  

 

 

Волны под огненным шаром

Азалия Азнабаева,

«Артек», III Международный юношеский Медиафорум-2017

 

Как здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах. И еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине.



Для каждого «Артек» прекрасен по-своему. Кому-то нравится природа, кому-то общение, получение новых знаний, опыта. Важное для меня – это природа. С самого первого взгляда она завораживает. Могучие горы, волнующие волны Черного моря, чистый запах, оставляющий соль на губах.


Когда я узнала, что отправлюсь в «Артек», у меня были запутанные мысли. А вдруг не смогу слиться с отрядом, вдруг буду стесняться или мне станет не интересно… Однажды мне один человек сказал: «В «Артек» стоит съездить, даже только ради того, чтобы подышать там крымским воздухом, насладиться морем». Именно с этими словами я поехала в этот уголок мира.



Мне повезло. Я живу в комнате, где окна выходят на море. Это фантастическая красота. Утром ты можешь наблюдать за розовато-голубыми облаками, которые озаряют все волны. Вода становится лазурной, а вдали отсвечивает нежно-синим цветом. А уже вечером совсем другая картина. Большой огненный шар охватывает все волны, и море начинает бушевать, злиться.


Смотря на эти пейзажи, я прокручиваю все воспоминания. Первые встречи, друзья, общение, игры на гитаре, мероприятия. У меня есть маленький секрет. Это книжка, в которой хранятся самые яркие воспоминания. Возможно, когда-то я смогу вновь ощутить все эти эмоции, прочитав её.

С артековским пейзажем сливаются очень яркие мгновения моей жизни. Надеюсь, в будущем я смогу приехать ещё раз. Просто посидеть... Вспомнить… Подумать...



Я очень благодарна, что смогла посетить это волшебное место. «Артек», ты останешься навсегда в моём сердце.

 

ЕДУ В «АРТЕК»

Никита Смердов,

альманах «Парус», Верхняя Салда



Почему я хочу попасть в международный детский лагерь «Артек»? Вопрос очень лёгкий. Отвечу так:   в Артеке есть всё, о чём можно только мечтать. Качественное образование, завораживающая природа, богатая история... Туда хочет попасть каждый.


Сколько великих людей побывали там! Юрий Гагарин, Клера Цеткин, Саманта Смит, Анри Барбюс... И заметьте, все они из разных стран. А сколько детей там отдыхали! Да миллионы! И ежегодно  ряды артековцев растут, не собираясь останавливаться.   Только в прошлом году в Ареке отдохнуло свыше 30 тысяч детей.   


Также нельзя не сказать об образовании в Артеке. На этот счёт я буду краток.  290 учителей, 45 студий дополнительного образование, 500 вожатых, 58 тематических программ.  Эти цифры просто поражают. Говоря на эту тему, нужно заметить, что лагерь посетил министр образования Российской Федерации  Ольга Юрьевна Васильева. Она  сказалп, что «Артек» – это место образовательного эксперимента».  Я верю, что эксперимент  удался.


И, конечно же, достопримечательности Артека! Об этом можно говорить долго. Лагерь имеет множество ярких туристических объектов. Например, Аю-Даг, или  Медведь-гора, со своими невероятными размерами.




Медведь-гора  является гордостью не только Артека, но и всего Крыма. Или вспомните Пушкинский грот – архитектурное сооружение, где, как вы уже догадались, отдыхал сам Александр Сергеевич Пушкин, имя которого носит моя школа. 


«Артек» – это детский лагерь, который радует детей на протяжении уже более девяноста лет. За это время он успел много пережить и укрепиться в истории и сердце России, став мечтой для многих подростков. И после этого вы ещё задаёте вопрос, почему я хочу попасть в Артек?


Я еду в Артек! Я еду на 10 смену!

 

ПРИВЕТ ОТ ЛЬВА!

Анна Михайлина,
участник Первого международного медиафорума в Артеке



Эта история произошла со мной прошлой весной. Мне позвонили за несколько дней до 1 апреля и предложили сняться на Первом канале в качестве юного журналиста. Конечно, я подумала, что это розыгрыш: 1 апреля близится!


Но нам действительно назначили инструктаж. Мне было немного страшно, и чего ожидать – я не знала.


Я приехала в Останкино. С нами побеседовали. Мне всё очень понравилось.


Это был понедельник, а в пятницу я уже поехала в Останкино, на съёмку телепередачи «В наше время».


Об этой передаче я раньше не слышала. Я ехала неизвестно куда. Но всё вышло как нельзя лучше! Задача молодых журналистов заключалась в том, что мы должны были задавать вопросы звёздам.


Назначается тема, приглашаются звёзды – и мы их расспрашиваем.


Самой запоминающейся была встреча со Львом Лещенко. У него тогда был юбилей. Мне ему, к сожалению, не удалось задать вопрос. Но в финале записи мы все выходили на сцену и пели вместе с артистом.


И ещё получилось немножко смешно… Моя мама – поклонница Льва Лещенко. И она в шутку дома попросила меня передать ему привет. И я передала ему привет. А он в ответ ей тоже!


Еще одна смешная ситуация произошла у меня с певцом Вилли Токаревым. Он, может быть, малоизвестен в кругах подростков. Но взрослые его точно знают. Была передача с ним, он был в главной роли. И он, похоже, спутал меня с кем-то, с какой-то звездой. А может просто так… Но он поздоровался только со мной. Подарил мне диск со своими песнями! И попрощался только со мной!


Я не поняла, что это было. Но это было здорово!


Конечно, всё это – съемки телепередачи, общение со звёздами, взгляд на них с другого ракурса – мне очень понравилось.


Звёзды в жизни совсем не такие, как на экране. Все знают, например, какая агрессивная в своей передаче «Давай поженимся!» Роза Сябитова. Но в жизни она такой милый человек. И в нашей передаче она была откровенной и искренней.


Много было интересных встреч и случаев, но я не буду всего рассказывать, потому что это займет много времени.


Я снималась шесть или семь дней (у меня столько пропусков в школе!).


Но когда ты едешь в Останкино!.. Такой крутой!.. Подъезжаешь!.. Заходишь по пропуску!.. Как настоящая звезда!.. Все на тебя так смотрят!.. Это непередаваемые ощущения!


Именно поэтому я дальше продолжаю заниматься журналистикой. Мне интересно знакомиться с людьми, общаться с ними, взаимодействовать. Это хороший навык, который обязательно пригодится в будущем.

ГЛОБАЛЬНОЕ VS. ЛОКАЛЬНОЕ

Юрий Шинкаренко


Запас сленговых слов современного подростка – это часть его личностного ресурса.


Откуда современные тинейджеры пополняют этот запас?


Детская социологическая служба в Артеке (работала там в октябре, на Медиафоруме) попыталась ответить на этот вопрос.


В социологическом опросе на тему «Из каких источников ты узнаешь новые сленговые (жаргонные) слова и выражения?» участвовало 82 человека (ошибка выборки – 10%) из 556 человек генеральной совокупности.


Характеристика генеральной совокупности – подростки школьного возраста, отличившиеся в медиасфере (юношеская журналистика, ТВ, радио, интернет-порталы), а также в сфере медиаобразования. Участники артековской смены делегированы от 52 субъектов Российской Федерации из 85 существующих на момент опроса.


По словам генерального директора ВЦИОМ В.В. Федорова (он выступал перед ребятами), социологу противопоказано задействовать в опросе в качестве респондента профессиональных журналистов. Это связано с профессиональным владением социологическими методами, отсюда – влияние на итог опроса, формирование системной ошибки. Однако в данном случае говорить о профессиональном уровне юных журналистов рано. Поэтому возмущение информационного потока, вызванное осведомленностью о механизмах исследования, здесь крайне невелико.


Итак, вот результаты опроса:




Что можно вынести из этой раскладки?


На наш взгляд, можно сделать предварительный вывод о характере тех субкультур, в условиях которых существуют и формируются респонденты.


Сленг – речь субкультур. Сегодняшние субкультуры существуют в двух модусах: в модусе глобального и в модусе локального.


Характеристика глобальных субкультур: необязательность принадлежности актора к реальной малой группе, обязательность соотнесения себя с виртуальным сообществом, потребительский акцент в конфигурации субкультурных практик, неполная зависимость от образцов поведения, предлагаемых субкультурой, использование этих образцов только в подобающей с точки зрения актора обстановке, ненаказуемость нарушения субкультурных норм, необязательный характер включения в субкультурные практики, самоприсвоение права говорить на субкультурном сленге.


Характеристика локальных субкультур: обязательная принадлежность к малой группе сверстников, включение в ее групповую иерархию, полная зависимость от образцов поведения, бытующих в группе, включение актора во все субкультурные практики малой группы, наказуемость нарушений субкультурных норм, право говорить на субкультурном сленге даруется группой в обмен на лояльность к ее ценностям и нормам.


Одни арготизмы в личном словаре относятся к субкультурам в модусе глобального (это, в первую очередь, сленг виртуальных сообществ). Другие арготизмы родом из реальной малой группы.


В зависимости от того, как подросток определяет источник жаргонно-сленгового заимствования, можно проиллюстрировать его включение в субкультуры разной модальности.


В субкультурах глобалистских основным источником служит интернет (там в свою очередь, сленг формируется при участии экономических акторов – производителей субкультурных товаров и услуг).


В локальных субкультурах первичнее непосредственное, реальное, из уст в уста, хождение сленгового слова. Субкультурное слово здесь рождается при участии тех социальных сил, которые формируют ценностный мир вне экономики. Субкультурная речь превращается в особого рода «дар», при этом «дарителем» выступает вся группа, то есть вся субкультура в целом, – это происходит почти также как в архаичном обществе (см. Марсель Моос).


Принимая «дар» субкультурной группы (читай: возможность говорить на субкультурном языке группы) неофит одновременно соглашается исполнять все нормы, описанные этим языком. Самое яркое проявление такой реальной малой группы: криминально-уголовная группа.


Субкультуры в глобальном модусе – элемент модернизирующегося общества, они отсылают нас к горизонтам общечеловеческих ценностей, глобальной экономики и мультикультурного мира. Глобальные субкультуры – апофеоз рационального в самоформировании личности, индивидуальный выбор тех «кирпичиков», из которых складывается «Я».


Субкультуры в локальном модусе – отсылка к традиционным ценностям, вместе с тем - к реликтам родо-племенных экономических отношений, где одна из важнейших экономических категорий – «дар».


Этот «дар» нужно «отдаривать», возвращать, иначе он в своей магической сущности способен отомстить за того дарителя, который ничего не получил взамен.


Аналогом осовремененного дара служит взятка, «откат» и другие внеэкономические формы поощрения.


Субкультуры в локальном модусе – культивирование иррационального как способ борьбы с рациональным капитализмом. Субкультуры в этом модусе – взаимоподдержка, забота о «кирпичиках», из которых складывается «МЫ».


Представленная выше диаграмма позволяет (хотя бы в порядке иллюстрации) понять, как структурировано современное отрочество, исходя из его приверженности глобальным и локальным ценностям.