Подростки XXI века

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

«СПИ, АЛЁНУШКА, СПИ, КРАСАВИЦА, А ПАПА БУДЕТ РАССКАЗЫВАТЬ СКАЗКИ…»

Алина Самуйлова, 17 лет, г. Верхняя Салда



В детстве я читала «Алёнушкины сказки» Дмитрия Мамина-Сибиряка. Помните?


«Баю-баю-баю...

Один глазок у Алёнушки спит, другой – смотрит; одно ушко у Алёнушки спит, другое – слушает.

Спи, Алёнушка, спи, красавица, а папа будет рассказывать сказки…».


Как и многие, смотрела трогательный мультфильм «Серая Шейка». Мне даже хотелось плакать от жалости к птичке, попавшей в беду. Тогда я ещё не знала, что у дочери писателя Алёнушки такая же судьба. Мама Алёнушки умерла при родах, а сама она тяжело болела.


Отец Дмитрия Наркисовича  был священнослужителем в Нижней Салде, так что какое-то время молодой писатель жил там. По «Краткой хронологической канве жизни и творчества Д.Н. Мамина-Сибиряка», составленной племянником писателя Б.Д. Удинцевым, можно понять, когда это было.


В сентябре 1876 года семья Мамина-Сибиряка переехала из Висимо-Шайтанского завода в Нижнесалдинский завод. Сам Дмитрий Наркисович учился в это время в Санкт-Петербурге. Осенью 1877 года он из-за тяжелой болезни оставляет университет и возвращается к родителям. В январе 1878 года умирает отец писателя. После его смерти Дмитрий Наркисович пытается найти работу в Нижнем Тагиле, но напрасно. Весной этого же года он переезжает в Екатеринбург, навсегда оставив о себе память в наших краях.


В Нижней Салде в память о писателе сохранён дом, в котором предположительно жила семья Маминых. Сейчас там находится библиотека, названная его именем. Две Салды расположены рядом, можно предположить, что и в Верхней Салде Дмитрий Наркисович немало хаживал по аллеям и лесным полянам, прогуливался в окрестностях Верхнесалдинского завода.



Не удивлюсь, если он любовался нашей природой и Верхнесалдинским прудом. Слышала, что когда-то и у нас была улица имени писателя. Она находилась где-то за Первым магазином.


В этом году исполняется 165 лет со дня рождения и 105 лет со дня смерти уральского писателя Дмитрия Мамина-Сибиряка.


К нам в Детскую школу искусств, в «литературную гостиную»,   поговорить о жизни и творчестве писателя приехали Юрий Исупов, нижнетагильский «маминовед», автор идеи городского конкурса детского литературного творчества «Серая Шейка», и Иван Югов, потомок семьи Удинцевых, тесно связанной с Д. Маминым-Сибиряком.


У Дмитрия Наркисовича была младшая сестра Елизавета, которая вышла замуж за Дмитрия Аристарховича Удинцева из Ирбита. А Иван Югов – правнук Сергея Аристарховича Удинцева. Он, выступая перед нами, сделал акцент на том, что именно Д. Мамин-Сибиряк открыл Урал для всего мира. А то некоторые  любители русской классики могли подумать, что вся Россия состоит только из Москвы и Санкт-Петербурга.  



Что ещё поразило на встрече? То, что книги Мамина-Сибиряка переведены на многие языки мира, например, на японский язык. Впервые японцы познакомились с уральским писателем еще  в советское время, тогда его рассказы были выпущены большим тиражом. Иван Югов – частый год в Стране солнца. Оттуда он привёз две книги Дмитрия Наркисовича на японском языке.



– За последние три года в Японии вышла серия книг с названием «Уральские хроники». Вот  две из них. Они подписаны издателями – видите автограф? Кому подписано? Кто читает по-японски? Правильно – Юрию Исупову, человеку, который много делает для пропаганды творчества нашего «классика».


Книги на японском были переданы Юрию Даниловичу Исупову, нижнетагильскому «маминоведу» и вдохновителю конкурса «Серая Шейка».



На этом подарки не закончились. В библиотеку ДШИ была подарена книга «Времена и судьбы. Страницы истории уральского рода Удинцевых. XVII–XXI век». Эту книгу, в которой рассказывается об уральском роде Удинцевых и о семье Маминых, написали  благодарные потомки рода Удинцевых.  Книга выпущена екатеринбургским издательством «Сократ» в 2016 году. В этот сборник, наряду с историко-литературными материалами по генеалогии рода Удинцевых, включены и публицистические очерки  внучатого племянника Д. Н. Мамина-Сибиряка академика РАН Глеба Борисовича Удинцева. Самого Глеба Борисовича недавно не стало… Но книга, созданная при его участии, увековечит не только автора и его неординарный род, но и наш Урал.  


Ещё одним ярким моментом на встрече был просмотр фильма «Мамина дочка». Фильм снят  студией «Урал-Синема» (г. Екатеринбург) по заказу Министерства культуры РФ. Меняется мир, – понимаешь после просмотра фильма,  – но забота о близких по-прежнему остается главной в человеческих отношениях.   И в этом смысле Алёнушке – попавшей в беду дочери писателя, маленькая беззащитной Серой Шейке, повезло… Всё было для нее: и забота отца,  и сказки, и остальное его творчество. Из  фильма впервые узнала, что  книга про Серую Шейку сначала называлась так: «Серушка». И заканчивалась она  гибелью раненой уточки. Но перед новым изданием рассказа писатель поменял финал, дав Серой Шейке шанс на спасение.   

СРЕДИ ПЛЯШУЩИХ ОГНЕЙ

Андрей Белогорцев, 15 лет, г. Белгород



Новый год. О чём мы думаем, радуясь этому празднику? Ёлка, снег, Дед Мороз, подарки, бой курантов.


Без чего ещё не может обойтись ни один главный зимний праздник? Конечно же, без гирлянд.


Именно они и создают новогоднее настроение! Поставив ёлку в зал и украшая её игрушками, в каждой комнате, словно новогоднюю паутину, развешиваем  гирлянды. Маленькие дети радуются и удивляются, до чего же красиво переливаются огоньки. Не говорю уже про взрослых, которые тоже любят засыпать, оставив на ночь праздничную паутинку.


Ох, а как её любят мечтатели!


Но что скрывает гирлянда? Почему  простые, казалось бы, лампочки  завораживают? А что если эти огоньки   –  это чувства, связанные с Новым годом?  


Загорелись зелёные огоньки – и все в доме радуются. Особенно, маленькая Алиса. Это её первая сознательная  ёлочка. Небольшая, колючая, но зато она так украшена! Ведь в ёлке самое главное   – это её наряд.



Вспомни, как тебе в детстве дедушка приносил деревце, теряя по пути хвойные веточки, как ты с мамой вешал на ветки шарики, конфетки, сосульки, как бабушка передавала тебе из своих рук  Деда Мороза и Снегурочку  (когда-то давно она также получала их из рук  своей мамы). Ну а папа сажал тебя на шею, чтобы ты сам смог повесить на самую верхушку ёлки звезду!


Тем временем комната заливается синим цветом. У всех замечательное настроение! На славу прошёл день у Николая, у второкурсника-студента!   Вспомнить детство и устроить войну снежками, прокатиться на санках, взять в руки лыжи и выйти к лыжне, а потом  и на каток отправиться, захватив самые удобные коньки – все пункты плана на день были исполнены.


Жёлтый цвет сменяет синий и становится так темно, что видны только отражения огоньков в застеклёных рамках.  


Ну, а у меня? Самое время вспомнить, как прошёл год. Вот висит фотография нашего отряда в Артеке, а здесь я со своей первой медалью. Чуть подальше   –  картина с выпускного. Как там мои одноклассники, они почувствовали наступление Нового года?


Остался красный цвет, который так медленно набирает яркость и совсем не хочет уходить. Именно под этот цвет засыпают «жаворонки», поэты вспоминают лучшие стихотворения, а музыканты напевают новогодние песни.     


Тут огоньки начинают резко мерцать, и так быстро, что за ними невозможно уследить!


Только посмотрите, сколько людей не хотят прощаться с Новым годом, ведь каждый огонёк –  это отдельная эмоция человека! И один из этих огоньков среди пляшущих «игрунков»  – твой.


А ведь кто-то, может, даже на другом конце страны, смотрит на свою гирлянду и представляет тебя. Если ты ещё не зажёг гирлянду, не тяни время! Новогодний праздник недолог! Помечтай вместе со мной. А вдруг я разгадал тайну новогоднего настроения?



МАЛЕНЬКИЕ СОСИСКИ

Константин Тороп, 13 лет, г. Химки



Моя сестра Настя приготовила мне сосиски с макаронами. И увидев, что я задумался, спросила:


–  Что? Невкусно?

  

–  Вкусно! Просто мне интересно.… Почему ты перед тем, как кинуть сосиски в кипяток, режешь их пополам?


–  Ой.… Не знаю.  Так мама делает. Вот и я…


– А почему мама так делает?


–  Этого я точно не знаю. У неё спроси.


 Пришлось ждать маму. Она вернулась домой, и я сделал ей чай. Маме было приятно (хоть я делаю это каждый раз, когда она возвращается с работы).


 Она села и начала рассказывать, как у неё прошёл день. Оказывается, начальник выдал маме большую премию, и в выходной наша семья пойдёт играть в боулинг. Меня это обрадовало. Но больше интересовало, честно говоря, другое. Поэтому я решил перейти к делу:


–  Мам, а почему ты режешь сосиски, когда готовишь их?


–  А-а-а.… С чего такой вопрос? – спросила она.


–  Просто Настя так готовит, ты так готовишь. Почему?


–  Не знаю… Так мама готовит.


 Меня немного разочаровал этот ответ. Но что поделаешь? Пришлось на следующий день звонить бабушке.


 Мы поговорили с ней про дачу, про огород, обсудили планы на будущее. А потом я спросил:


–  Бабуль, у нас тут вопрос появился…. А почему ты так сосиски варишь?


 –  Как так? –  удивилась она.  – Обыкновенно.  Беру сосиски, разрезаю их…  


– Вот-вот! Почему   режешь их пополам перед тем, как варить?


–  А-а-а-а….  Почему режу?  – и бабушка начала смяться.


Когда она отсмеялась, она начала вспоминать:


–  Когда мы с Сашей (твоим дедушкой) получили первую квартиру, в ней ничего не было. И посуды не было. Поэтому первый месяц нам пришлось есть одни сосиски. Я наливала в кружку воду, кипятила её кипятильником и кидала туда сосиску, но…. Что же мешало? Точно! Сосиски были слишком большие. Поэтому приходилось резать их пополам. Потом это просто вошло в привычку!  –  бабушка опять засмеялась.


А я ощутил себя Шерлоком Холмсом: раскрыл тайну!  


 С тех пор Настя, мама и бабушка делают сосиски нормально. Но я всё равно режу их пополам. Привычка.   

БАБАДУК СТИРАЕТ ПРОШЛОЕ

Дмитрий Татарчук, 14 лет, г. Гай Оренбургской области

 


Один раз я сидел дома и играл в игрушки. Мне было тогда шесть лет. И я с удовольствием возился  с «Лего» – собирал паровозик.  


Вечером приехала мама. Точнее, её привезли на машине «Хонда» – папа и мамин брат. Мама вошла в квартиру,  и я увидел, что она держит на руках маленького ребёнка – моего братика. У него  уже было имя – Илюша.


Я взял его на руки и понёс в кроватку, которая была специально для него приготовлена. Он начал плакать. Я дал ему соску. Он начал потихоньку успокаиваться и уснул.


Пока мама была в ванной, я внимательно рассматривал мальчика. Какое пухленькое личико!


После ванны мама прилегла отдохнуть и потихоньку засыпала.


Папа пришел домой с цветами и конфетами.  Цветы поставили в мамину любимую вазу – китайскую.


Позже я эту вазу разбил: меня напугал кот… Я ночью пошел попить воды, а он выскочил из темноты. Я подумал, что это Бабадук (я тогда ужастиков насмотрелся). Я заорал и отпрыгнул назад, а там  была ваза.  Она упала и разбилась.


Так что теперь в  нашем доме ничего не напоминает про рождение Ильи. Кроме самого Ильи, разумеется.  Он уже вырос. Ему теперь восемь лет. Второй класс. Он любит бокс и умеет постоять за себя. Так что особой помощи ему от меня не надо.


Но если что, я за него горой!

КАК УЧЕБНИКИ РАЗГОВАРИВАЮТ

Андрей Белогорцев, 15 лет, г. Белгород.



Мои учебники не просто книги, не бездушные существа. Стоит мне заснуть, как они принимаются разговаривать и даже ссориться.


Первой просыпается «Математика», за ней «Русский», а потом и другие.


«Математика» и «Русский» начинают:


–  Я самая главная, –  кричит «Математика».


– Нет, я, –  говорит «Русский». – Без меня люди не умели бы писать буквы.  


–  А без меня цифры, –  перебивает «Математика».


–  А ты знаешь лингвистику?


–  Нет. А ты реши: два умножить на два.


–  Не знаю, – тихо произносит «Русский».    


Спорщики расходятся по разным книжным полкам.


«Природоведение» любит лазить по кровати и рассматривать меня. «Технология» меряет линейкой тетради. А вот «Дневник» любит покрасоваться у зеркала. Но самая смешная  – «История». Она бегает по комнате и кричит:


– Я – Цезарь, я – Цезарь!


Вот что происходит в моей комнате, когда я засыпаю.


Из сборника Белогорцев А. Пришло вдохновение / Белгород, 2016.

КНИГИ КАК ПТИЦЫ

Юрий Шинкаренко


Книги как птицы: умеют летать. Я понял это в детстве.


Как-то вышел из библиотеки. Под мышкой – кипа книжек: «Хижина дяди Тома», сборник стихов «Урал синекрылый», ещё что-то.


И тут дунул ветер, ураганный, пахнущий мартом ветер. Такой обычно предвещает перемену погоды и даже – наступление весны.


Я попытался увернуться от урагана. Поднял воротник пальто.



Но  одна из книг выскользнула из-под моей руки. Упала на снег. Ветер заиграл её страницами. Погнал книгу по  снежному насту. И, разогнав как следует, поднял в воздух.


Книга задвигала обложками, поднимаясь всё выше и выше.


Так она и улетела, книга из сельской библиотеки.


Я даже не очень огорчился. Потому что уже знал: книги, особенно – старинные книги, умеют летать. Иначе откуда бы они столько всего знали? Иначе как бы они могли подталкивать своих читателей к полётам, к парению, к желанию быть выше и выше?


Когда-нибудь моя книга, унесённая мартовским ветром, наверняка прилетит и к вам. Погладьте ее по кры... по обложке. Не поленитесь выслушать всё, что она расскажет вам про небо, звёзды и мир под звёздами.  


И не держите, если она опять соберётся в путь. Отпустите – пусть летит дальше.


Книги как птицы –  не могут без полёта.

В ЖУРНАЛИСТИКУ? ИЛИ В ОМОН?

Константин Тороп, 12 лет, ВДЦ «Орлёнок»



Жизнь очень странная штука. Сегодня ты хочешь быть поваром, а завтра уже писателем. Такие вещи происходят в основном у детей и подростков, ведь им надо выбирать, чем они будут заниматься, когда вырастут.


Одна из таких историй произошла с моим другом-соотрядовцем во Всероссийском детском центре «Орлёнок», на Всероссийском открытом форуме детского и юношеского экранного творчества «Бумеранг». Я не буду называть настоящее имя этого парня. Пусть его зовут «Саша» (как моего папу).


Саша шесть лет занимался спортом – и ничем более.


Этим летом родители купили ему путёвку в «Орлёнок». Он хотел просто отдохнуть и получить удовольствие от смены, ну и, при случае, потренироваться. Но всё пошло не так, как наш герой ожидал.


Когда он приехал в «Орлёнок», то его отправили не в спортивный отряд, а в нашу дружную команду. То есть в пресс-отряд.


Для человека, который шесть лет занимается спортом, это было неожиданно. Он никогда не увлекался журналистикой и даже не задумывался о её существовании. Поэтому в самом начале смены Александр немного растерялся. Но потом, наблюдая кипучую деятельность отряда, сам не заметил, как включился в работу.


Ему дали задание написать про открытие чемпионата мира по мотокроссу. Скажу по правде, первая его «ласточка» вообще не похожа на статью. Поэтому я решил ему помочь.


Вторая попытка у Саши удалась. Саша написал работу намного лучше, чем в первый раз. Появилась надежда на то, что он проявит себя на форуме для творческих подростков.


Я даже не ожидал, что мой новый друг так загорится желанием писать заметки и репортажи. За смену он написал три статьи, и все – на очень высоком уровне.


Мне кажется, что если Саша продолжит заниматься журналистикой, то он станет вторым Гиляровским (был такой журналист – писал о Москве и москвичах). Но пока у Саши перевешивает другое желание: служить в ОМОН.

ПЯТЬ ДНЕЙ С ЖУРНАЛИСТИКОЙ

Татьяна Журавлева, 17 лет, Екатеринбург


Обновленный флаг, отличная погода и ясное небо. XVI областные юнкоровские сборы «Хорошая погода», открывшиеся 26 августа в детском лагере «Чайка» возле города Березовского Свердловской области, начались для более чем 120 участников.



Мелькают яркие ленточки на руках ребят, у каждого отряда свой цвет. А названия и девизы отрядов отражают тему сборов 2016 года: «Журналистика: кино и взаимодействие».


Сборы продлятся пять дней.

КАПУСТИН СПИТ НОРМАЛЬНО

Константин Тороп, 12 лет, г. Химки Московской области


Эта история произошла не со мной, а с моим дедушкой. Он рассказал мне её, когда я был на даче. Происходило это так...


Я налил себе квас и решил присесть на качели, а там сидели два моих дедушки. Оставалось одно свободное место (между ними), и я сел туда. Затем присоединился к их разговору:


– О чём болтаете?


– О своём, – ответил дедушка Саша.


– А точнее?


– О службе, – ответил другой дедушка (его зовут Женя).


– А что в ней интересного? Ешь одно и то же, просыпаешься под ор командира, ходишь в строю и маршируешь... Ничего хорошего не вижу.


– Ну ты загнул, – ответил мне Саша (я не буду постоянно приписывать «дедушка»).


– Командиры тоже люди... Да и по ночам мы такое устраивали! – добавил Женя.


– Расскажите! Пожалуйста.


– Хорошо, – сказал Женя. – Но при двух условиях: ты напишешь про это рассказы и...


– Принеси нам тоже квасу, – понял Женю Саша.


Я улыбнулся и принёс им квас. Решил захватить сразу бутылку. Дедушки пьют много, а несколько раз мне ходить не хотелось.


Когда я принёс им квас, то Саша налил его Жене, а Женя – Саша. Они всегда смешили меня этим. Я улыбнулся, и Саша сказал:


– Ну, Жень, начинай, а я потом.


– Хорошо, – -начал Женя. – Эта история произошла со мной, когда я служил в ПВО (противовоздушная оборона). Командир приказал нам ложиться спать, и мы легли. Где- то через четыре часа я проснулся и разбудил своего друга Миху Копылова. Мы сели друг напротив друга и начали болтать. Болтали мы на абсолютно разные темы: о политике, о девочках, которые приглянулись, о советских фильмах и о прочем.


Вдруг мы услышали храп Вити Капустина. Это-то его и погубило...


У него было дурная привычка. Когда командир приказывал ложиться спать, то он не разбирал постель, а зарывался в одеяло как в спальный мешок.


Поэтому после крика командира: «Подъём!» Капустин просто вылезал из своего «мешка», и ему не надо было застилать кровать.



Так он спал на протяжении почти всей службы, пока я и Миха не нашли нитки с иголками и не пришили его одеяло к матрасу. Затем мы угорая (перевожу с дедушкиного: смеясь) легли спать.


И вот пришёл командир и заорал на всё здание: «Подъём!». Все встали и начали одеваться, а Витя лежал. Командир крикнул для него персонально:


– Ты что?! Команды не слышал?!


– Слышал, товарищ командир, но встать не могу. Одеяло не поднимается, – ответил Витя.


– Это мы с Женей пришили его, товарищ командир, – сказал Миха.


Командир шутку оценил. Даже не ругал за неё, но вытащить Витю из заточения всё-таки заставил. До сих пор не понимаю, зачем (в этот момент дедушка улыбается).


С тех пор Капустин спит нормально.


– Да... Ну вы и даёте, – оставалось только добавить мне.


В тот день дедушки рассказали мне ещё много историй, но я доложу вам про них в других моих рассказах.

КАК СОСЧИТАТЬ БЛИНЫ

Никита Родин, 14 лет, Москва



Блины. Можно сказать, это моё любимое блюдо. Особенно, когда они щедро украшены сгущёнкой или вареньем. Ведь это действительно вкусно!


И не один я так считаю.


У меня есть младший брат. Он тоже очень любит блины.


Когда мама готовила их, он стоял рядом, наблюдал и, мне кажется, думал о присвоение всех блинов себе.


Когда блины были готовы, мама поставила их на стол и пошла приглашать всю семью к завтраку.


Мой брат подошёл и… Ничего сделать не успел. Мама сказала:


Только не ешь без нас!


А я и не ем, пробурчал брат.


Все пошли мыть руки, брат последним. Он предупредил, чтобы мы не ничего не трогали без него.


Когда он вернулся, то заметил, что одного блина нет, и громко заплакал.


После я пытался выяснить, как же брат понял, что мы съели один блин?


Он ведь тогда ещё не умел считать.


Оказывается, он помазал сгущенкой верхний блин и, вернувшись, заметил пропажу.


Именно тогда я решил, что теперь за столом всегда буду дожидаться остальных.